четверг, 27 октября 2011 г.

В.В. Шапорина


Валентина Васильевна Шапорина

Мои молодые родители поженились в 1939 г. летом,  а осенью отец ушел служить в армию. В апреле 1940 г. родилась я, и мама написала отцу письмо с сообщением об этом событии. Мама  сама не решилась дать мне имя и попросила его совета. По этому поводу я как-то написала для семейного альбома такие строки, посвященные маме:
Еще в дом не вошла тревога,
Еще мирною жизнь была,
Мужа в армию проводила
А позже дочку родила.
      Имя долго выбирала
      Уж сколько их перебрала:
Лена, Оля и Наташа,
Вера, Таня или Маша,
Но отец письмо прислал –
Дочку Валечкой назвал.
Так я и стала Валентиной Васильевной Евтушенко.
         В 1941 году после начала войны мы с мамой из города Шахты перебрались жить в совхоз к моей бабушке Анне Ильиничне и прожили у нее до конца 1945 года. Здесь пережили оккупацию, освободили нас от фашистов в 1943 году.  Эти годы я, естественно, не помню. Только со слов бабушки знаю, что в 1943 году мама была арестована по доносу соседки. Она снабдила теплой одеждой бежавшего из плена нашего солдата. Но ей повезло – в этот же день кто-то освободил арестованных из сарая, и мама скрылась в другой деревне.
         Но зато события  1945 года я помню отлично.
         Уже появились среди  моих друзей счастливчики, у которых отцы или братья вернулись домой. Мама тоже получила письмо от отца. Он писал, что его пребывание в госпитале подходит к концу, ему ампутировали ногу, но он уже здоров и  просил написать какой подарок привезти мне. Мама спросила у меня, о чем я мечтаю: куклу хочу или книжку, а может что-нибудь другое. Но у меня уже была любимая кукла Катя,  которую сшила мама.  Детские книжки я никогда не видела и о них не могла мечтать. Зато я часто смотрела на красный флаг на сельсовете и думала: какой красивый цвет, а бывают ли платья такого красного цвета? Ведь тогда все ходили в каких-то темных обносках. А этот цвет флага, трепещущего на ветру, просто завораживал. И тут я сказала маме: «Пусть  папа привезет мне красное платье».
И вот наступил июль 1945 года.   Жара стола изнуряющая. Мама пришла с работы и принесла арбуз. Мы съели его с большим удовольствием. Но ночью  я всех разбудила криком. Я ревела и кричала, что под кроватью сидит волк и ест наш арбуз. Мама начала меня успокаивать, а бабушка задумалась, а потом сказала: «Это завтра Василь вернется домой. Попомни мои слова,  Настенка».
На другой день я с соседской детворой направилась в балку за терном. По дороге нам встретилась полуторка, в кабине которой сидели военный и шофер. А спустя некоторое время прибежал мамин брат и закричал, что приехал с войны мой отец. Я со всех ног бросилась домой. Открыла дверь и встала «как вкопанная».  Я смотрела во все глаза на солдата, который сидел около стола.  Я до сих пор вижу эту картину: одна штанина была завернута и подколота, а на кровать опирались два костыля. Солдат был загорелый, с выгоревшими волосами и улыбался. Он подзывал меня к себе, бабушка подталкивала в спину, но я словно приклеилась босыми пыльными ступнями к полу. И тогда солдат взял вещевой мешок, вытащил оттуда сверток и развернул его. И я увидела в его руках маленькое КРАСНОЕ ПЛАТЬЕ! Все сомнения разом оставили меня. Но не успела я подбежать к нему, как в дверь ворвалась мама, и мы уже обе повисли на его плечах. А он раскатисто смеялся и успокаивал плачущую маму.
Несколько дней я не отходила от отца, а потом он уехал в город. Будучи на излечении, он в Свердловске окончил юридическое заведение и в городе был принят на работу в прокуратуру. Получил квартиру и осенью забрал нас в город. Так окончилась моя деревенская жизнь. А в городе я с гордостью носила  свое любимое красное платье.
Прошло много лет, а я ясно помню эту картину. И каждый раз заново переживаю эти нахлынувшие детские эмоции: отец и красное платье.

Комментариев нет:

Отправить комментарий