понедельник, 21 января 2013 г.

Н.С. Поваляева


 Поваляева Нина Степановна, 1923 г.р.
Моя прабабушка, Нина Степановна, родилась в июне 1923 года в г. Болхове. Семья была большая: мама, папа, две сестры и 12-летний брат. В 1941 г. она окончила 10 классов средней школы №1 имени Карла Маркса. 21 июня состоялся выпускной вечер, очень весёлый, полный надежд. На выпускном вечере договорились с ребятами, в какой институт будут поступать учиться. Ей предлагали поступать на геологоразведочный факультет, но она больше любила математику.В два часа ночи выпускники вернулись домой , а в шесть часов утра 22 июня объявили по радио, что немцы начали войну против СССР.  Все их мечты в один момент рухнули, ребят начали призывать в Армию, а девушек посылали в колхозы на работу.
В октябре немцы оккупировали г. Болхов. Она до сих пор помнит этот день. Прабабушка вместе с сестрой пошла в поле. Сейчас это место находится за рвом, где построена районная больница. Чтобы пройти к этому полю, нужно было идти через ров. Сёстры спустились в ров и только подняли головы в сторону поля, как увидели страшную картину: с обеих сторон на поле, где колосилась рожь, наступали немцы. Они со всех ног бросились домой, и лишь чудом спаслись от смерти, иначе бы их расстреляли.
По городу рвались снаряды, и выходить на улицу было уже крайне опасно. Когда они бежали домой, то увидели убитую девушку в красивом голубом бархатном платье. Она лежала около своего дома. Она жила с отцом и от бомбёжки они прятались в подвале, но когда всё стихло, она вышла посмотреть, что происходит на улице, и в этот самый момент в неё и попала пуля.
Эвакуироваться семья не успела, так как было не на чем ехать, и два года они прожили в оккупации. Зима 1942 года была очень суровой, немцы с людей снимали на улице валенки, и людям приходилось бежать  домой  босиком. Немцы назначили из наших людей уличкомов и полицаев и приказывали им всю молодёжь выгонять на расчистку дорог от снега. Зима была очень холодная и снежная, заносы были больше метра, немцы сажали жителей в автобус и возили на большак для расчистки дорог. Автобус возвращался в город, а один немец оставался наблюдать и заставлял работать.
Еды было очень мало и многим горожанам приходилось ходить пешком в деревни и менять вещи на муку и зерно.
В 1943 году немцы начали отступать. Каждый раз возвращаясь после боя, они были очень злые, необходимо было уходить из дома, чтобы с тобой ничего не сделали. Однажды жителей выгнали из домов и погнали по Карачевскому большаку. Мирных жителей выставили вперёд, а немцы шли за ними. Когда наши войска начинали обстрел, немцы «прятались» за женщинами и детьми.
В пути семья Поваляевых была месяц. Ночевали под телегами . Пройдя через большак и отойдя за 10 км. от него, три семьи ( в том числе и наша) отбились и спрятались в саду. Из сада было хорошо видно, как по большаку стреляли  наши «Катюши». К вечеру в сад пришёл наш солдат. Люди обрадовались ему. Он сказал, чтобы они возвращались назад, домой, что там немцев больше нет.
Назад добирались, когда на машине, когда пешком. Брат с отцом были призваны в Армию.
В День Победы прабабушка была на курсах в г.Орле. Этот день баба Нина не забудет никогда. Праздничным обедом было ведро капусты, которое казалось тогда вкуснее всего на свете, так как есть больше вообще ничего не было. Так для неё закончилась война.

Е.И. Зосина


 Зосина Елена Ивановна,1929 г.р.
На момент начала войны моей прабабушке, Зосиной Елене Ивановне, исполнилось 12 лет. В семье было четверо детей, два брата и сестрёнка, гораздо моложе её. Брату Коле – 9 лет, сестре Тане – 2 года и брату Васе – 5 лет. Мама Анастасия работала на поле, в колхозе, также вела хозяйство, шила, вязала. Папа Иван был бригадиром, распределял работу в колхозе.
Война в нашем районе началась неожиданно. Немецкие войска пришли летом. Когда они пришли в деревню Плоское, люди спали, потому что была ночь. За окном сначала раздавались глухие и далёкие хлопки, но потом небо озарялось ярким цветом. Отца дома не было. Мама выбежала на улицу, увидела соседку, которая сказала, что пришли немцы. Немцы увели коров, а вместе с ними и многих жителей. Началась сильная стрельба, прабабушка поняла, что нужно сейчас же укрываться, т.е. прятаться. От бомбёжек прятались в подвале соседнего дома, вместе с другими семьями. Бомбёжки участились тогда, когда наступали наши войска. Однажды 5 суток они провели в подвале, затем отправились в другое село, из которого немцы погнали всех людей в Германию. Нескольким семьям удалось скрыться, в том числе и им. Так прошло много времени, которое провели в постоянном страхе и ужасе, прячась в окопах и подвалах. Условия были нечеловеческие. Кушать было нечего, иногда приходилось питаться мясом лошадей, которые оставались убитыми после боёв. Когда нашим солдатам удалось освободить деревню, вернулись домой. Многие дома были не тронуты.
Судьба сберегла жизни всех членов семьи, только папа вернулся с ранением, полученным в 1945 году. 



С.Ф.Гребенкина,1928 г. р.

Гребенкина София Петровна, 1928 г. р.

Когда в Болхов пришли немцы, семья Софии Петровны жила в старом доме. Было очень тяжело, ничего не было, никуда не пускали. У Софии была мать, отец, 2 брата, сестра. Мама была беременна. В это тяжелое время Софии пришлось самой принимать роды. Родился маленький мальчик Лёша. Софии Петровне было 12 лет. Немного позже немцы выгнали их на улицу, а  сами поселились в их доме.  Стали жить они в сенцах у племянницы. Захватчики отмечали в их доме праздники, напивались, пели песни. Позже они поехали в Сталицкий поселок, где жили в подвале. Там было очень много немцев. Было много коров, и София бегала за молоком для новорождённого Леши. Однажды семья ночевала у реки, на утро кто-то закричал, все подумали, что это немцы, но к счастью это пришли войска СССР.
 София с родителями пошли через лес домой, а отец по случайности потерял мешок с документами. София вернулась назад, нашла место, где они сидели, и увидела мешок с документами. Когда они вернулись домой, то увидели, что все было разрушено. Отец с матерью заболели, и София была вынуждена идти на работу. Она пошла работать на Пенькозавод. Ее заставляли и косить и молотить, но она ничего не умела. Немного позже она всему научилась. Проработала она там 15 лет. Потом она пошла работать в торг. Ее хотели поставить продавщицей, но она не умела торговать. София  2 года носила хлеб, но потом ей сказали, что если она продаст целую машину хлеба, то тогда сможет торговать. Она продала всё и работала там продавщицей17 лет. Было тяжело, но она справлялась. После торговли работала поваром в вспомогательной школе г. Болхова. Затем она работала на новом заводе 10 лет и ушла на заслуженный отдых. Детство Софии было очень тяжёлое.
12

В.А.Ковширова, 1933 г.р.


Ковширова Валентина Алексеевна, 1933 г.р.

Родилась я 1 мая 1933 года в деревне Моложи, Ильинского района, Великолукской области. У нас была большая семья: 7 детей – 5 сестер и 2 брата. Образование в деревне получали семилетнее, поэтому для продолжения учёбы, в 1940 году мы переехали в деревню Селезни.
А в 1941 году началась война. Когда Афанасий (старший брат) направлялся в деревню домой, поезд, в котором он ехал, разбомбили. Взяв повозку и погрузив вещи, брат снова собрался в дорогу, но в деревне их нагнали немцы, забрали вещи и решили расстрелять их. Один из пленников сбежал, Афанасия с третьего выстрела ранили. Перевязанный, он через поле добрался к пастуху, который некоторое время выхаживал его. В то время деревня уже была оккупирована. А жили мы на окраине деревни и Афанасия забрали в партизаны.
Моя старшая сестра Анна (которой позднее уже в 80-х гг вручили орден) часто помогала партизанам, рассказывая о местоположении немцев.
Несмотря на то, что мы очень боялись немцев, приходилось прятать еду, чтобы не умереть с голоду. Зерно мы закапывали под пол, корову держали в кустах, чтобы ее не забрали. А кур и поросят немцы побили.
Помню, приходят они как-то раз к нам домой, открывают дверь, наставляют на маму пистолет со словами: «Матка! Яйка, млека, шпик!» (Мама! Яйца, молоко, сало). Мама пожала плечами, показала головы оторванных  кур и сказала: «Вот яйка», указала рукой на пустой сарай – «а вот шпик». «Руссиш швайн» - сказали они и ушли, забрав только молоко.
Возле дома у нас были выкопаны траншеи, и как только летел самолет, мы сразу бежали и ложились в них, нам уже неважно было, грязь там или вода… Это были 1941 -42 гг.
Когда немцев прогнали дальше, нас стали эвакуировать. С собой взять мы ничего не успели. Нас посадили в очень маленький вагон и повезли в Калининскую (сейчас Тверскую) область.  Но посреди леса нас высадили, сказав, что потом вернутся. Мама с сестрой сделали шалаш. А кушать было нечего. Старшая сестра Аня собирала червивые грибы, разводила костер и варила их.
В деревне Шишово, Калининградской области в качестве жилья нам досталась конюшня, потому что ночевать нас никто из местных жителей не пустил.
Мы с сестрой Ольгой часто бегали за речку собирать щавель. Оттуда мы тащили мешки, набитые щавелем. Потом разводили костер, и мама готовила похлебку из щавеля и воды. Чтобы не умереть с голоду, за сараем мы рвали рожь так, чтобы никто не видел, сушили зерно, ходили в деревню, чтобы помолоть его. Затем мама пекла лепёшки. Для нас это была огромная радость.
В деревне жилось плохо, и мы решили уйти обратно, домой. Взяли с собой 2 кг зерна, из которого варили суп, ели и снова пешком шли в деревню. Когда добрались, пошли на свой участок. Оказалось, что наш дом разбомбили, и жить нам было негде. Поселились еще с 5 семьями в учительской однокомнатной квартире, спали на полу, т.к.  печку уступили старикам.
Приближался конец войны  - 1944 год … Мы бегали на колхозные поля, где давно не убиралась картошка, из неё собирали крахмал, и мама нам пекла лепешки. Ребята глушили рыбу, а мы с сестрой собирали ее, стоя по пояс в воде.
Сестра Аня умела шить на машинке и брала заказы, за что ей приносили бобы, различные семечки, рожь.
А между домом и сараем (остальная территория была заминирована) мы с Таней посеяли бобы и постоянно ходили смотреть растут ли они. Однажды мы сидели и увидели рядом с нами мину. Мы встали и побежали, а позже ее взорвали солдаты. Голод тогда был страшный.
Когда ходили в школу, никто не думал об оценках, а думали о том, что же мама приготовит сегодня на обед. Хорошо, что школа находилась близко – 200 м. от дома. Мама часто готовила  лепёшки из листьев липы и мы их ели. Один раз директор школы попробовала их и сказала: « Какие вкусные!».
Во время войны папа был в плену, но убежал. А позднее стал председателем колхоза.
Однажды мама увидела у соседей старые калоши. Они разрешили ей их взять. Надеваю я их, а один слишком маленький, другой – слишком большой, и иду в школу. Я училась в первую смену, а младшая сестренка – во вторую. Поэтому после школы приходилось бегом бежать домой, чтобы отдать обувь сестре.

 Закончила я 8 классов. Стала студенткой в городе Озерске. Училась с 1951 – по 1955 гг. Затем нас направили в Таджикистан работать, где я прожила 38 лет, а затем вновь приехала в Россию.