четверг, 7 июня 2012 г.

Е.М. Чернявская


                        Елена Михайловна Чернявская, 1925 г.р.

Родилась я в декабре 1925 года. Малая моя родина – г. Болхов. Расположен он севернее г. Орла в 56км. Болхов – купеческий город, купцы имели свои кожевенные заводы. Городишко был очень зелёным, при каждом маленьком домишке – огромный фруктовый сад. Город Болхов знаменит количеством церквей (28 церквей и 2 монастыря). В настоящее время г. Болхов – туристический город.

Родилась я в семье учителей. Мама в 15-ти летнем возрасте окончила женскую гимназию. В то время гимназии выпускали образованных, грамотных учителей начальных классов. Свою трудовую деятельность начала она в дер. Борилово в 7км. от г.Болхова.  При встрече с мамой местное население низко кланялось и говорили: «Здравствуйте, учителка».  И ещё мама вела занятия в ликбезе. Ученикам было более 20 лет, а мама моложе своих учеников на много лет.

Мой отец тоже был учителем. Когда мне исполнилось 6,5 лет, отец из нашей семьи ушёл. С той поры мы о нём никаких сведений не имели. Мы остались втроём (мама, я и моя старшая сестра Ольга).

 Я и сестра моя очень любили сестру бабушки – Софью Андреевну
Ткаченко (1873г.р.). Она была очень интеллигентная, работала экскурсоводом в Болховском музее. Жила она одна, семьи не было. Я кое-когда приходила к ней с ночёвкой. Для бабушки это был праздник.

     Началась Великая Отечественная война. В августе 1941 года мы были эвакуированы в Оренбургскую область (Ранее Чкаловская область).  Бабушка Софья Андреевна эвакуировалась вместе с нами.  

         Разместили нас в немецком Люксембургском  районе. Жили мы в селе Луговское, а потом - в Подольском. Люксембургский район расположен на юго-западе Оренбургской области, в степной зоне. Степь, да степь кругом. Ни деревьев, ни кустарников, не слышали щебетания птиц. За с.Луговском протекала речка Ток, (правильнее назвать ручеёк). За Током были посёлки, где жили татары и башкиры. Выращивали арбузы, дыни, занимались полевыми работами.  А наше село было полностью немецким (жили обрусевшие немцы). С ненавистью относились они к нам переселенцам.  
Семьи офицеров жили прекрасно, они получали прилично по аттестату. Наша семья (мама, я и старшая сестра) работала в колхозе  им. Тельмана за трудодни. Я не училась, т.к. среднюю школу преобразовали в семилетку. За трудодни давали  муку, но её хватало только на то, чтоб ежедневно готовить  «затируху». А что это такое? В котелке кипит вода, туда засыпали муку, размешивали. И всё, хлеба мы не видели, лепёшки не пекли, жиров, абсолютно, не было никаких. Соль, правда, была.

Мы часто плакали от голода, от холода. Моя мечта была: чтоб мы победили в войне, и чтоб когда-нибудь я смогла отрезать от всей души кусок хлеба, а в руке было бы несколько цветных драже (конфеты).
Помню, как я прибежала домой ликующая.  Я нашла початок кукурузы, в нём было 110 зёрен. Маме и сестре я дала по 37штук, а мне досталось 36-ть. Зимой было очень холодно. Ночью моя рубашка примерзала к стене, вот такая была температура.

В колхозе выполняли полевые работы: сеяли, пололи пшеницу. В Оренбургской области выращивали и арбузы, дыни, подсолнечник. Помню, как мне наваливали на хрупкие плечи охапки с палками от подсолнухов. Я падала от тяжёлых охапок. Польют меня водой, и пошла дальше. Была я маленького роста, а вес – 30-35кг. У меня был порок сердца с 11 лет.


    Когда освободили Орловщину, кажется, в сентябре или в октябре 1943г. мама неожиданно получила вызовы на себя и на нас с сестрой. Приехав в г. Орёл, мама выхлопотала пропуск и на бабушку Соню, но она не вернулась, сердце подвело, умерла она там, вдали от родных мест.

     И ещё помню такой эпизод. Когда мы возвращались на родину, Орловскую область, у меня разорвались мои туфли. Привязала их верёвочкой. Чтоб с ноги не соскакивали. Один фронтовик ехал домой (из госпиталя ехал, его списали по инвалидности), посмотрел на меня, мои ноги, и очень рыдал. Сказал, что у него дочь мне ровесница, 17 лет. Достал из вещмешка туфли (размер 40-41)  и надел мне на ноги. Привязал тесьмой, подарил мне. В этих туфлях 26 ноября 1943 года я и ехала, и шла из г. Орла в г. Болхов. Жуткий холод был, а снегу было!!! Выше хаток по Болховской дороге. Это ещё добавило мне к моему нездоровью. Простудилась я окончательно. После возвращения на Орловщину,  я тяжело болела (почки, сердце, начиналось белокровие), но добрые люди помогли выжить и этот ужас пережить.


У меня была мечта одна: работать с детьми, так как я их безумно любила. Получила я специальность по призванию. Я стала дошкольным работником. Начинала работать воспитателем в детском саду. В 1951году меня приказом Облано перевели работать воспитателем дошкольного детского дома в Хотынецкий район, дер. Маяки.

Мною пройден огромный жизненный путь, на котором было и хорошее и плохое. Теперь я сама убедилась, что пожилые люди живут прошлым, вспоминают свою молодость. И всё нам, пожилым, кажется, что раньше было лучше. Раньше было больше смеха, веселья, доброты.






Комментариев нет:

Отправить комментарий