среда, 22 марта 2017 г.

Н.Е. Александрова

Александрова Нонна Евгеньевна


Казалось бы, много ли значит одна семья в огромной, многомиллионной стране? Но, заглянув в историю семьи, в глубь судеб каждого ее представителя, можно составить мнение и об истории страны в целом  Об основных ее этапах, о радости и печали, о счастье и горе, о тревогах, бедности и благополучии, о падениях и взлетах — о том, что составляет суть жизни, прошлого, настоящего и будущего  
Все мы, кто перешагнул в XXI век, к своему стыду и большому сожалению, очень мало знаем о своих близких  Об их жизни в XIX да и XX веке тоже
В этом коротком рассказе я буду говорить о своих родителях, об их родителях, о своих дядях, брате и сестрах. Никаких данных о пра- или пра-прадедушках и бабушках у нас нет. Этому обстоятельству одно объяснение: потеря основных документальных материалов из-за переездов, эвакуации во время гражданской и второй мировой войн.
Мы, ныне живущие Александровы: Нелли Евгеньевна, Борис Евгеньевич, Нонна Евгеньевна и Наталья Евгеньевна — дети Александрова Евгения Сергеевича и Магидовой Раисы Михайловны; внуки Александрова Сергея Дмитриевича и Магидова Михаила.
Мы, дети, росли, не зная бабушек и дедушек, так как они умерли до нашего рождения, не дожив до старости.  Мамин папа — в 1915 г. , папин папа — чуть позже.  Папина мама умерла во время родов, оставив сиротами пятерых детей; мамина мама погибла в оккупированном немцами Орле, ее вместе со старшей дочерью Соней расстреляли в Медведевском лесу.  Не посчастливилось нам знать бабушку Соню, прекрасного, умного, доброго человека.  После смерти мужа в 1915 году она осталась вдовой с маленькими «на руках»: Соней, Илюшей, Раей (нашей мамой), Фаней и Борисом.  Во время гражданской войны, когда город Стародуб переходил многократно от красных к белым и наоборот, она с детьми уехала от этого ужаса в Орел.  Детей нужно было кормить, учить.  И эта сильная духом, предприимчивая женщина открывает свое дело: организовывает хлебопекарню и открывает хлебный магазин на улице Болховской (ныне ул  Ленина).  Старший сын, Илья, был основным ее помощником.  Жизнь начинала налаживаться, дети подросли.  В 1939 году младший брат, Борис, уехал в Москву учиться в Военно-политическую академию имени В.  И  Ленина, война застала его выпускником этой академии, он был призван в армию и вскоре погиб в боях за Киев.  Илья пропал без вести во время боевых действий под Ленинградом.  Вот такое горе обрушилось на семью бабушки Софьи Александровны.  После получения известий о гибели своих сыновей она не хотела жить, отказалась эвакуироваться и осталась в Орле, когда в конце сентября – октябре 1941 года немцы захватили город.  Наша мама с двумя детьми была эвакуирована в г.  Мичуринск, затем в Моршанск, там работала, опухала от голода, отдавая свой паек голодным детям.  
Как я уже говорила, родиной нашей мамы был г.  Стародуб Орловской губернии, он и сейчас существует.  Мама с большим теплом вспоминала свое детство.  Особая любовь была к отцу: он редко бывал дома, так как занимался торговлей хлебом и лошадьми в Прибалтике (купец 1-й гильдии).  Когда он возвращался домой, любил баловать своих детей.  Он очень любил жену и детей.  
Папа был очень красивым, высоким, представительным, просто красавцем. Юность мамы проходила в Орле, именно в Орле она встретилась с Александровым Евгением Сергеевичем, ей было 18 лет, а ему почти 30. В то время за ней ухаживал Слюнин Василий Тихонович (будущий секретарь обкома КПСС гОрла), а тогда просто комсомолец, секретарь райкома комсомола Но мама предпочла ухаживания Евгения Сергеевича, и в 1931 году они поженились. В 1932 родилась первая дочь Нелли, в 1934 году — брат Борис.  
Наш папа — ровесник ХХ века, он родился в Орле в 1901 году.  В семейном архиве сохранился аттестат о его начальном образовании.  Он закончил ЦПШ — церковно-приходскую школу.  Аттестат прекрасно оформлен, с портретом царствующих особ — настоящий раритет.  Тот факт, что папа жил как бы в другом времени, другом обществе, то есть до революции, был для нас, детей, очень интересным.  Он рассказывал нам много об Орле того времени.  Например, когда ему дарили 20 копеек по случаю какого-то праздника, он покупал билет в театр, обязательно место в партере, этих денег хватало и на пирожок, и на извозчика, когда он возвращался после спектакля домой.
Несмотря на то, что асфальтированных дорог в то время в Орле не было, в центральной части города всегда было чисто, благодаря деревянным настилам на тротуарах и булыжным мостовым, так что дамы носили длинные юбки и изящные туфли.  В то время в Орле продавалось около 20 сортов мороженого.  Уже в советское время на месте детского парка был театр оперетты «Аквариум», так что кроме драматического театра орловская публика любила посещать и музыкальный театр, куда частенько заглядывали и мои родители.  А еще в нашем доме всегда было много книг.  Мама читала «запоем» и привила любовь к книгам и нам.
Во время НЭПа папа преподавал в строительном техникуме, отпуск у него всегда был летом, и он с друзьями отправлялся на море.  Месячного оклада папе хватало на то, чтобы прожить полтора месяца в Крыму или на Кавказе, как он говорил, на «полном пансионе» и купить себе что-нибудь новенькое из одежды и обуви.  Те времена он вспоминал с особой теплотой, так как время было мирное и сытое.
А вот в 1932—1934 годах, когда родители уже были женаты и родилась дочь, наступили другие времена: это был разгар коллективизации, засуха и голод в Поволжье, голод докатился и до Центральной России.  Тогда и пришлось сдавать в «Торгсин» все ценное, что было в доме, чтобы кормить жену и ребенка.
Когда началась война, в семье было уже двое детей.  Война — жестокая трагедия, ее последствия никому не дано оценить до конца.  В нашей семье погибло восемь самых близких, не считая двоюродных братьев, дядей; война осталась кровоточащей раной в сердцах моих родителей на протяжении всей их последующей жизни.
Мама со старшими детьми приехала из эвакуации в Орел в марте 1944 года, много позже вернулся с войны папа, их дом сохранился.  И первым местом работы папы уже в гражданской жизни было строительное управление, а первым объектом — железнодорожный вокзал.  Восстановление разрушенного вокзала стало делом чести строителя Е. С. Александрова и начальника вокзала В.  Т.  Казанцева.  Потом были и другие объекты, последний из которых — перед уходом на пенсию — корпуса больницы им.  Семашко.  Папа — потомственный строитель.  Его отец до революции 1917 года был строительным подрядчиком, строил и отделывал церкви, занимался изготовлением мебели.  Я помню из рассказов папы, что дедушке особенно удавались «венские» стулья, шкафы и буфеты, очень изящные, легкие, красивые, они пользовались большим спросом у орловцев.



Комментариев нет:

Отправить комментарий