понедельник, 8 апреля 2013 г.

А.И. Куренцова

Агафья Ивановна Куренцова, 1897 г.р.


 А.И. Куренцова

Родилась А.И.Куренцова в деревне Алексеевка Кромского уезда Орловской губернии в 1897 году в семье фельдшера Алексея Ивановича Куренцова, участника первой мировой войны. Мать умерла рано. Отец помог своим детям Агафье  и Алексею получить образование.
Окончив в 1918 году Кромскую женскую гимназию и педагогический класс при ней, Агафья Ивановна стала работать в Гуторовской школе учителем начальных классов.
Потом поступает в Воронежский медицинский институт. В 1927 году оканчивает его и приезжает работать в наш район.
Агафья Ивановна была и хирургом, и зубным врачом, и гинекологом, и терапевтом, и детским врачом. Сложные и ответственные обязанности легли на её плечи. Всегда доброжелательная, готовая идти в любую погоду к больному даже в дальнюю деревню, опытный, знающий врач, она имела огромный авторитет у местного населения, её искренне, глубоко любили все жители окружающих деревень.
Принимала всех, кто к ней обращался за помощью, даже приехавших издалека.
Особой любовью Агафья Ивановна пользовалась у жителей окрестных деревень, так как она не только хорошо лечила, но и учила женщин-матерей, как сохранять здоровье детей, помогала устанавливать мир в семье. Агафья Ивановна умела убеждать людей, умела разговаривать с ними, знала их проблемы и помогала их решать, если могла это сделать. Даже руководители района приглашали Агафью Ивановну выступать на собраниях по самым разным вопросам, не имеющим никакого отношения к медицине. Её авторитет был настолько велик, что ей верили, за ней шли. Между собой люди называли её «огоньком».
Началась Великая Отечественная война. Фронт приближался к нашему району, но никто не предполагал, что немцы придут так быстро.
Накануне оккупации наши зенитчики сбили немецкий самолет недалеко от больницы Агафьи Ивановны. Допросить летчика не смогли, так как он был без сознания и все попытки привести его в сознание успеха не имели. Летчик был тяжело ранен и ему нужна была срочная медицинская помощь. Наше командование хотело допросить его и поэтому его принесли в больницу. Агафья Ивановна спасла ему жизнь. Когда немцы пришли в больницу, они  были поражены. Врач лечила их летчика. Она относилась к нему как к раненному, а не как к врагу. Они забрали лётчика в свой госпиталь и долечили его там.

Немцы наступали быстро и войска Брянского фронта оказались в окружении. Стремясь разорвать вражеское кольцо, наши части вели кровопролитные бои, упорно продвигаясь на восток. Те, кому не удалось прорваться из окружения большими соединениями, мелкими группами и в одиночку начали пробираться к своим.. Были среди них больные, раненые и обмороженные. Осень 1941 года была суровой, быстро наступили холода. Ещё труднее им стало, когда начались декабрьские морозы. Больница хутора Рыжного находилась вдали от больших дорог и по этим местам шли наши воины, выходя из окружения. Случайно одна из групп набрела на больницу Агафьи Ивановны Куренцовой. Она обработала им раны и уложила в палату. Агафья Ивановна послала медсестёр и нянечек в окрестные лога и леса и те привели в больницу ещё несколько наших солдат и офицеров. Окрестности стали обходить регулярно не только работники больницы, но и жители соседних деревень. И очень скоро пустевшая в первые дни войны больница, рассчитанная на полсотни коек, была переполнена, люди лежали на соломенных матрацах в коридоре и даже в подсобных помещениях. Солдат и офицеров в больнице переодевали в гражданскую одежду и записывали под чужой фамилией, давали им фамилии местных жителей, имена тоже давали новые, придумывали каждому биографию. Приходили в этот госпиталь и партизаны, с ними у Агафьи Ивановны была постоянная связь.
 Больница в тылу врага превратилась в настоящий военный госпиталь. Не менее трёхсот операций сделала Куренцова в первые недели оккупации. С преданными ей помощниками выхаживала раненных. Медперсонал был дружным, все старались облегчить работу единственного врача. 
Работники подпольного госпиталя

Выздоравливающих и легко раненных устраивала в домах жителей окрестных деревень. Те всем говорили, что это их родственники, никто не выдал Агафью Ивановну. Утром она обходила раненных в больнице, оказывала им необходимую помощь, а после обеда шла по окрестным деревням и долечивала тех, кто находился в семьях колхозников. Когда выздоравливающие становились на ноги, снабжала их гражданской одеждой, а санитарки Надежда Емельяновна Кузовкова, Феодосия Макаровна Степачёва и др. помогали им перейти линию фронта или уйти в партизанский отряд в Брянские леса.
Свыше четырёхсот человек спасла в своей больнице Агафья Ивановна Куренцова. Это были люди с тяжёлыми ранениями, с обмороженными конечностями, серьёзно и опасно заболевшие, которым требовалось стационарное лечение и уход. А сколько было таких наших солдат и офицеров, которые устраивались на время у колхозников в ближайших деревнях, лечились амбулаторно?! Сколько мимоходом получали медицинскую помощь и, не задерживаясь, продолжали свой путь на «Большую землю»?!
В начале февраля 1942 года А.И.Куренцова попросила учителя физики Зябловской семилетней школы Афанасия Афанасьевича Коршунова, чтобы он сделал радиоприёмник для госпиталя. Он сделал его и по просьбе А.И.Куренцовой вмонтировал радиоприёмник в стену в родильной палате. Агафья Ивановна по ночам вместе с самыми надёжными медсёстрами слушала радио, и они передавали информацию раненным бойцам и местному населении с помощью листовок.
Немецкий лётчик, которого лечила Агафья Ивановна, написал письмо шефу Кромского района Темпелю, чтобы её не трогали, что она спасла его от смерти и лояльна к немецкой власти, и ей многое прощалось. На первые доносы немцы не обратили внимания, но это насторожило Агафью  Ивановну и она отправилляет свою приёмную дочь Звереву Ирину Васильевну в город к родственникам. Листовки насторожили фашистов, и приехали они неожиданно под утро 27 августа 1942 года. Окружили больницу. Всем приказали оставаться на своих местах и стали рыться в чуланах, на чердаках, взламывали полы: искали рацию. Часа через три-четыре Агафью Ивановну и медсестёр арестовали и отправили в Кромскую тюрьму. Раненых, которые были в больнице, расстреляли.
Медсестёр сначала отправили в Орловскую тюрьму, а потом в Германию в концлагерь. Агафью Ивановну посадили в одиночную камеру в полуподвальное помещение с решётками на окнах. Её зверски пытали, били, измученная она еле держалась на ногах. В Кромах она просидела больше месяца. Затем её перевезли в Карачевскую тюрьму. Снова пытали Куренцову, но она, не проронив ни единого слова, терпела допрос за допросом. Когда Агафью Ивановну Куренцову перевозили из Карачевской в Брянскую тюрьму, её видели люди. У Агафьи Ивановны был подбит глаз, она была в одной рубашке, перебитая рука висела на тряпке, она вся была в синяках и кровоподтёках.
В Брянской тюрьме её жестоко били, под ногти загоняли иголки, кусочками отрезали груди. Агафья Ивановна умерла под пытками.
Но память о ней живёт. Люди окрестных деревень и сёл хорошо помнят врача Куренцову, её патриотический подвиг. С теплом и любовью говорят о ней, называя её не иначе, как «Наша Агафья Ивановна». Многие, лечившиеся у неё, после освобождения Орловщины от немецких захватчиков, приезжали на место бывшей больницы.
В годы великих испытаний Агафья Ивановна Куренцова не дрогнула, не испугалась, не пошла на сделку со своей совестью. Она ежедневно совершала свой подвиг врача, твёрдо веря в победу над фашизмом. И делала она своё доброе дело не по приказу, а по своему убеждению, по своему гражданскому долгу, по зову сердца.
Около Кромской средней школы торжественно открыли памятный знак, посвящённый Агафье Ивановне Куренцовой и её брату, известному учёному и бывшему учителю Кромской школы Алексею Ивановичу Куренцову.
 А.И. Куренцов

Комментариев нет:

Отправить комментарий