понедельник, 29 октября 2012 г.

Л.И. Енина


Людмила Ивановна Енина, 1937 г.р.
 
Когда началась Великая Отечественная война мне было без 1,5 месяцев 5 лет, поэтому многое осталось в памяти. Когда сказали, что началась война, я спросила: «Хорошо это или плохо?» - «Как же хорошо может быть, когда папу заберут на войну,  и он может быть там убит?!» - ответала мама.

Немцы пришли  в наш населенный пункт уже в начале октября 1941 г. Хорошо помню, как мы всей семьей убежали в лес перед приходом немцев. Просидели там целый день. Младшей сестренке было около года – она (да и все мы) захотели есть и пить, и стали плакать. Мама пошла в разведку, оставив  нас 4 сестер – (1 год, 3 года, 5 и 7 лет)  с бабушкой. Мы очень волновались, боялись, что маму убьют и что тогда мы будем делать? Но мама вскоре вернулась и сказала, что немцы не убивают русских  и можно идти обратно домой. Когда мы вернулись, немцы уже грабили наше добро, зарытое в сундуке в яме в подвале. Мама встала  с младшей девочкой на руках, мы рядом  с ней напротив грабивших. Немец разбирал содержимое, отбрасывал непонарвившиеся вещи  в сторону мамы со словами: «Киндер», мама плакала.

Наш дом был большой и красивый, и его занял комендант, а мы поселились не далеко  в другом доме,  у соседей (там уже было 3 семьи). Было очень тесно, спали на полу, варили пищу в печи по очереди, и горшки  с горячей пищей ставили прямо на пол, рядом с печкой. Помню, как-то сестрёнка 3 лет побежал на кухню, и одной ногой попала в горшок с горячим киселём. Она жутко закричала, и мама понесла её к немецкому доктору, который оказал ей первую помощь, намазал мазью и забинтовал ногу. В 41 году был сильный голод. Одна немецкая лошадь заболела, покрылась струпьями, немцы её пристрелили и заставили местных жителей зарыть, запретив употреблять её в пищу. Но люди голодали. Ночью, тайком, эту лошадь вырыли, сняли шкуру, поделили на всех и съели. Вскоре началась эпидемия тифа и младшая  моя сестра Зоя умерла. Она перед смертью просила: «Мама, хочу мяса», - но мы голодали, мяса не было. Мама дала ей соленых грибов. «Может, не поймет и съест», - сказала она нам, но Зоя выплюнула грибы. Мы все переболели тифом и были так слабы, что даже не выходили на улицу, но как-то выжили. Так прожили мы до 1943 года. При наступлении наших войск, всех местных жителей немцы загнали в телячьи вагоны и увезли в Латвию. В одном вагоне ехали и люди, и домашний скот, который разрешили взять. Около Риги есть небольшой городок Митава, где нас выгрузили под открытое небо и хозяева – латыши, которые жили там хуторами, разбирали русские семьи по-выбору. У кого было больше рабочих рук разбирали, а маму с малыми детьми и бабушкой никто не хотел брать. Вот и достались мы опоздавшему хозяину Шомасу Зирни (Зирни в переводе горох – «гороховому» значит). Хозяин жил богато: у него было 40 га. земли, большой усадебный дом, в котором жили они сами, семья арендатора Ванака, и семья батраков, дочь которых звали Эльзой.

У хозяина было двое детей – дочка и сын Петрик, которого однажды за какую-то провинность хозяин бил розгами. Мальчик сильно кричал при этом, а нам его было очень жалко.

Нам, детям, разрешили играть с латышскими детьми, и  скоро мы выучили латышский язык, несколько слов я помню до сих пор. Мы стали переводчиками между взрослыми – латышами и русскими. Мама была у хозяина разнорабочей, а бабушка была  с детьми. В 1944 году нас освободили наши войска, а весной 1945 года мы вернулись домой. Дом наш был сожжен, зарытые на огороде остатки добра были обнаружены и разграблены, особенно мама жалела швейную машинку.

Вскоре мама сильно заболела, и огород пришлось сажать нам, детям (мне было 9 лет, а сестре 11). Саперными лопатами мы пытались вскопать огород, но не обрабатываемая более года земля стала дерном и была нам не посильна. До сих пор мы благодарны деревенским женщинам – коней не было, и они сами впряглись в плуг и вспахали нам огород, а уж посадили мы его вдвоём с сестрой. К лету и мама встала на ноги, жить нам стало легче.
А в 1947 году вернулся отец. В этом году из-за неурожая наступил сильный голод и мама поехала в Латвию к бывшему хозяину – попросить хлеба. Хозяин пожалел её и дал 2 пуда ржи. Этого зерна с огромными добавками травы и отрубей хватило нам надолго. За лето вырос поросенок, его зарезали, и каким же вкусным было мясо, вкус которого мы уже и не помнили! Появилась корова – она то и спасла нашу семью от голода.

В 9 лет я пошла в 1-ый класс, а сестра, 11 лет пошла во второй, не учившись в первом, т.к. писать и считать её научили дома.

Страшно подумать какая судьба нс ждала бы, если бы не было долгожданной Победы. А так я получила высшее образование, работу, посмотрела страну, вырастила сына. Жизнь удалась.

Комментариев нет:

Отправить комментарий