среда, 2 марта 2011 г.

Е.И. Иванов

ЕВГЕНИЙ ИОСИФОВИЧ ИВАНОВ
Родился я в Ленинградской области, там, где река Свирь впадает в Онежское озеро. Когда мне было три годика, мама моя утонула. Бабушка уговорила ее 17-летнюю сестру выйти за моего отца замуж, и она стала второй моей мамой.
Когда началась война, отца сразу забрали в армию. Нас эвакуировали вместе с
ремесленным училищем, в котором работал отец. Подъехала подвода, дали пять минут на сборы: баржа ждет. Что-то взяли наспех из вещей, а я ухватил гитару: она мне показалась самой ценной. Когда отплывали, к берегу уже подбегали финны. Еле успели уйти от них. Больше двух месяцев плыли в безопасное место. Часто нас, детей да женщин, бомбили немецкие самолеты. Сначала я по малолетству не понимал, что это такое, а потом было страшно. И еще нас мучал голод. Взятые с собой продукты быстро кончились. Тогда преподаватели училища организовали учащихся, и на остановках те ходили по деревням, добывали хоть какую-нибудь еду. Так и кормили всех нас. Однажды 15 ребят ушли далеко от берега, так как предполагалась длительная остановка. Но внезапно поступила команда немедленно отплывать: совсем недалеко появились немцы. Ребята уже показались, но ждать было нельзя. Их оставили. Позже мы узнали, что успел только один из них на баржу. С войны мне запомнился вкус хлеба. Его давали по 50 граммов на нас, детей, и, конечно, его не хватало, а он был таким вкусным и сытным! И еще всю жизнь я помню, что из-за хлеба погибли те ребята, которые его нам доставали. На Волге пересадили нас на пароход "Жемчужина", потом плыли по Каме до Перми. По дороге гитара подмокла - не довезли. Мне было жаль ее, ведь мама так любила играть на ней и петь.
Трудностей пережили немало и в послевоенные годы, утрат было много. У нас не вернулся отец, погиб на фронте. Но, несмотря ни на что, у нас, детей войны, не угас интерес к жизни. Наоборот, лишенные многого, что положено иметь в
детстве, мы с жадностью восполняли пробелы, брались за любое дело, за любую новинку. Помню, как хотелось мне научиться фотографировать. Тогда после войны появились дешевые фотоаппараты. И бабушка поняла меня, сумела купить фотоаппарат "Комсомолец". Сколько радости было! Правда, проявлять пленки приходилось под столом, занавесившись со всех сторон. Но разве это могло остановить!? Появился в школе радиокружок - я туда, организовали
работу юннатов - и я среди них. Мы даже на выставку в Москву попали, я туда свою тыкву возил, 11-килограммовую. Потом в школу приехал бывший летчик, и загорелись мы мечтой попасть в аэроклуб. Всем классом изучали мотор, с закрытыми глазами разбирали и собирали двигатель. Всю зиму занимались, но комиссию прошли лишь четверо. В аэроклуб ездили поездом в переполненном вагоне. С парашютом прыгал уже летом с инструктором. Но мечта о небе не сбылась: подвело зрение. Но и эта неудача не обескуражила. Было и потом много интересного, и по-прежнему трудности не пугали. Сельхозинститут. Общежитие, где целый год с братом спали на одной коечке, жили на одну стипендию. Целина. Баян, купленный на заработанные там деньги одновременно с теплым пальто для брата. Танцевальный кружок. И незабываемые вечера в Пермском театре оперы и балета. В общем, жизнь во всем разнообразии. Трудное детство и не менее простая юность выработали в нашем поколении детей войны трудолюбие, ответственность, оптимизм. Это помогает и сейчас жить достойно, в полную силу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий