среда, 13 июня 2012 г.

Б.С. Вишневская


Вишневская Белла Соломоновна, 1944 г.р.

Мой папа прошел всю войну от начала до конца и был демобилизован в июне 1945 года. До войны в 1936 году он закончил с отличием Воронежский мединститут , получил назначение в Коробовскую районную больницу и начал работать там врачом-ординатором. В начале 1941 года он уже работал заведующим терапевтическим отделением. А потом началась война, и уже 24 июня папа ушел на фронт.
Всю войну он хранил у себя письма своей мамы, написанные на идиш, не ему, а его старшему брату Арону в ссылку в Петропавловск (сам он тогда жил еще дома). Теперь храню их я, хотя, к сожалению, не могу прочитать.
Папа мечтал стать врачом, чтобы вылечить маму, так как она долго болела. Но не успел…она умерла в 1936 году Зато потом всю жизнь бескорыстно лечил людей.
Он утверждал, что именно эти письма, помогли ему пройти всю войну без единой царапины. Семья папы жила в маленьком местечке Красная Слобода недалеко от Минска. Мой прадед и дед были крестьянами. Семья была очень бедной, из пяти детей мой папа – самый младший, он родился 30 марта 1912 года, и единственный, кто получил высшее образование, чем в семье очень гордились.
Когда я была маленькая, он много рассказывал о людях, с которыми работал, об удивительных больных, которые попадали к ним в госпиталь. Этот госпиталь находился в ближнем эшелоне, поэтому солдаты были с передовой. Усталые, больные, тяжело или легко раненые. Они были такие беспомощные, что больно было смотреть. В 1941-1942 г.г. военврач III ранга Менделевич Соломон Гиршевич был начальником инфекционного госпиталя № 3878, и именно оттуда начинается его пристальное внимание к инфекционным болезням, которыми он занимался всю жизнь. Его считали главным специалистом Орловской области по болезни Боткина. Но это было много позже.
А в 1943 году папа получил новое назначение – он стал начальником санитарного поезда. Они возили раненых с передовой в глубокий тыл, и в пути нужно было обеспечить больных всем необходимым: едой, лекарствами. В поезде были свои операционные, работали прекрасные, преданные делу люди. Папа рассказывал, что самое трудное было перевести раненых в другой вагон на ходу, когда все в огне. Работали днем и ночью. Два раза в день, утром и вечером, он обходил все вагоны, разговаривал, писал письма по просьбе больных, осматривал самых тяжелых. Очень трудными были бомбежки, ведь поезд очень хорошая мишень – идет по открытой местности и скрыться некуда.
1943 год – это год, когда поженились мои мама и папа. Мама тоже служила в госпитале. Очень долго их судьбы шли рядом, но до поры до времени не пересекались. Мама поступила в Воронежский мединститут в 1936 году. До конца 1937 года папа работал в терапевтической клинике этого мединститута, но они тогда даже не были знакомы.
Предпоследний госэкзамен мама сдала 21 июня 1941 года. 22 июня их хотели отправить на фронт зауряд-врачами (т.е. считалось бы, что они имеют среднее медицинское образование), но потом в деканате решили дать им возможность сдать последний экзамен 23 июня, который они все сдавали без подготовки. Мама получила диплом с отличием 24 июня 1941 года и сразу же ушла на фронт. Ее первое место службы – город Тамбов, где находилось много госпиталей и где переформировывались госпитали с передовой. Тогда они и познакомились. Потом они служили в разных госпиталях, но недалеко друг от друга.
Мама дошла со своим госпиталем до Полтавы к концу 1943 года, и ей пришлось остаться в маленьком городке Кобеляки что недалеко от Полтавы, потому что 18 января 1944 года родилась я. В1944 году папа получил два сообщения – одно очень радостное о моем рождении и страшное – 6 сентября 1944 года пришел ответ на его запрос о судьбе сестры оставшейся на оккупированной территории
«Товарищ Менделевич!
На Ваш запрос отвечаю, что Ваша сестра Файнштейн Соня Гиршевна с мужем и тремя детьми погибла от рук немецко-фашистских мерзавцев в Красной слободе осенью 1941 года».
Это было большое горе, о котором папа не забывал никогда.
Санитарный поезд на колесах стал его домом до самого конца войны, которая закончилась для него в Венгрии в 1945. 7 мая поезд уже почти пустой поставили на запасной путь и держали там до 10 мая, затем дали зеленый свет и отпустили. Они ехали и мечтали, что скоро, по всей вероятности, наступит мир, они все тогда вернуться домой, и начнется счастливая жизнь. И узнали о том, что 9 мая уже закончилась война только 11 числа. Это была огромная радость, так что у нас дома было два дня Победы 9 и 11 мая.
Все это время мы с мамой жили в Кобеляках. Очень трудно вписывалась мама в так называемую мирную жизнь в освобожденном от фашистов городе: не было работы, не было еды, был малюсенький огородик, который и спасал жизнь. Еле-еле спасал. Когда папа вернулся с фронта, он увидел маму, которая от голода ходила, держась за стены, и меня, которая начала ходить и перестала. Он понимал, что нас надо спасать, но работы по-прежнему не было, и они с мамой в феврале 1946 года решили уехать в Петропавловск, где был когда-то в ссылке дядя Арон, где два года перед мединститутом жил у него папа, куда эвакуировались в начале войны многие наши родственники. Разрешение было получено, и мы уехали в Северный Казахстан.
Мои родители слава Богу, остались живы. После войны мы приехали в Орел, где в 1952 году родился мой брат, журналист, писатель, учитель истории Менделевич Эммануил Соломонович.
Папа работал в инфекционной больнице всю жизнь, он был замечательным врачом. Моя мама была единственным врачом-лаборантом в области с высшим медицинским образованием.
Их уже нет со мной – папа умер в 1980 году, мама – в 1992г.
Всю свою жизнь я храню открытки, которые присылал мне папа с войны. От них и сейчас идет добрый теплый свет папиной любви ко мне и маме…

Комментариев нет:

Отправить комментарий