четверг, 7 июня 2012 г.

Н.И. Алферова


Алферова Нина Ивановна, 1934 г.р.

Наша семья Синяковых жила в своем доме, до войны жили очень хорошо. Мама работала заведующей продуктового магазина. Отец с первых дней войны ушел на фронт. Насколько я помню когда была первая бомбежка, то с окраины города бежали люди и кричали что идут немцы. И вот когда началась бомбежка, мы были с младшей сестрой Нелей (1940 год рождения)   у нас дома, прибежала мама и стала прятать нас в подвал. Мама что бы нас спрятать закрыла магазин, а когда вернулась буквально через пол часа , то он был весь уже разграблен населением .  Когда немцы вошли в город и стали расселяться по домам, то у нас дома поселились тоже четверо.  В огородах нашего квартала размещалась зенитная батарея эти немцы ее обслуживали. Вся эта батарея была обнесена колючей проволокой, у них там была своя кухня. Мы с другими детьми проказничали: крали у них дрова, за что хорошо получали, мне тоже однажды досталось и хорошо досталось, так отпороли, что все болело. Мальчишки один раз насыпали песка в мотор одной машины, после чего немцы усилили наблюдение за батареей.

На протяжении всего времени оккупации немцы стояли в нашем доме. К маме и к нам относились хорошо, не обижали, даже иногда угощали, чем либо из своих посылок. И вот однажды после Нового года, как сейчас помню у Нелли день рождение 3 января они решили нам подарить целую, ещё не открытую посылку, но мама отказалась, а нам так хотелось взять эту посылку. И вот когда мама ушла мы все таки ее взяли, а там оказался Рождественский подарок. Это были такие вкусности. Конфеты и печенью выглядели так, как у нас в настоящее время.

Когда началось наступление наших войск. А вместе с ним и бомбёжки, меня ранило осколком в бедро,  когда мы с детьми играли на окраине, но от испуга я не сразу это почувствовала. Когда прибежала домой, то одежда была вся окровавлена, мама очень испугалась, но один из немцев взял меня и отнес в медчасть, где у меня вытащили осколок и перевязали. Бомбежка продолжалась и мы с мамой и другими жителями спрятались в Афанасьевской церкви, а на утро немцы стали выгонять всех, кроме старух и немощных. Мама сказала, что я ранена, а ей сказали, что она может остаться со мной, а сестру они заберут, но она не согласилась на это. И вот мама с маленькой сестренкой и мной раненой шла вместе со всеми. Шли мы долго, правда, по дороге, я помню мне делали перевязки.

Вот в один день около нашей колоны оказался немец на велосипеде, он увидел как тяжело маме с нами двумя и отдал велосипед. Так этот велосипед был с нами и во время нашего переезда от Нарышкино до Белоруссии и во временном лагере, и на обратном пути домой, до тех пор пока несколько наших солдат не забрали его у нас, пообещав нам, что в ближайшей деревне нам дадут лошадь, но никакой лошади конечно же не было.

По возращению домой мы увидели, что наш дом стоял почти что целый. Мы стали обживаться, мама стала работать, а бабушка сидела с нами. От отца с фронта вестей не было, после войны он так и не вернулся в семью, а с тал жить где то под Тулой.

Я жила как перекати поле, много ездила и работала. Сейчас у меня все хорошо, недавно родился правнук, я много путешествую. Желаю всем здоровья и доброты.


Комментариев нет:

Отправить комментарий