понедельник, 8 апреля 2013 г.

Н.Е. Брылёва

Нина Егоровна Брылёва, 1931 г.р.

Помню,  это было в воскресенье, мама пошла в город на базар и быстро вернулась вся в слезах, сказав, что началась война. В село вскоре приехал верхом на лошади в военной форме мужчина начал раздавать повестки по домам. Женщины заголосили, плакали дети, стоял стон по всему селу и комиссар, как его называли,  кричал: скорей, скорей. Все мужчины с котомками садились на телеги и уезжали в сторону города, мы их с мамами провожали. Мы остались втроем: мама, старшая сестра инвалид детства и я. Немцы к нам в село пришли в сентябре 1941 года. В наш  хлев поставили своих лошадей, а на полатях было сено. Солдат пришел в дом к нам, взял меня за руку и подвел к хлеву, заставив меня по лестнице лезть на полати, скидывать сено лошадям. Я вырвала руку и убежала домой, дома меня спрятали на печь и заложили мешками с вещами беженцев ( у нас из Брянска стояли беженцы). Немец прибежал в дом с винтовкой, искал меня, стрелял под печь, а затем штыком начал тыкать в мешки, но до меня не достал, выбежал из дома и пошел искать меня по соседям, и так я на печи, просидела целые сутки,  пока эти немцы не ушли из села. Второй был случай в конце 1941 года. Немцы встречали Новый год и согнали  нас в дом, где они гуляли, чтобы мы смотрели как они пили, ели, пели и плясали и нас детей и женщин заставляли плясать, меня вытащили тоже в круг, а я прошла пол круга, бросилась к женщинам, они расступились и я пролезла между их ног и убежала на улицу, а там во двор дома, на огород  и побежала,  не зная куда. Слышала выстрелы по деревне, крики женщин. Бежала я пока не упала в снегу, воткнувшись по что-то, то был стог сена, залезла в дыру откуда хозяйка брала сено скоту, залезла туда, закрылась сеном и сидела,  дрожала от холода и страха боясь, что немцы меня найдут, и так не уснув до утра вся в слезах, не зная , что мне делать. Утром пришла хозяйка за сеном скоту и нашла меня там, принесла мне поесть хлеба с молоком, набросала на меня ещё сена и сказала: « Сиди, немцы тебя ищут» Я сидела в сене целые сутки, пока немцы не ушли в сторону д. Тростниково. Весной 1942 года к нам в село пришли разведчики в белых халатах и освободили село, но перед их приходом немцы сожгли нашу деревню дотла. Мы спаслись в подвалах, хотя некоторые подвалы они обстреляли, были убитые : женщины и дети, много раненых. После освобождения к нам в село приехали машины и нас жителей погрузили и отвезли на станцию Верховье, там посадили в вагоны. Поезд ещё не успел тронуться как началась бомбежка. Много было убитых детей, стариков, женщин. Я выскочила из вагона и спряталась под ним, а меня вытащил солдат и передал маме. Доехали мы до какой то станции, нас пересадили на подводы и отвезли в д.Лазавка, где мы прожили до 1943 года., там немцев не было, но деревню бомбили. В 1943 году вернулись из эвакуации в свое село, но жить было негде, родители, т.е. женщины,  начали строить землянки и мы жили семьями в подвалах и землянках. Все пережили: и холод, и голод, и тяжелый недетский труд. Работали в колхозе: пололи просо, молотили, сортировали зерно, скирдовали солому, ворошили сено, косили траву. С 1944 года я вместе с мамой косила рожь косой с крюком деревянным, ох а как было тяжело, до сих пор помню.  Зимой училась в с. Ямская, затем в Новосиле. В 1943 году на Орловско-Курской дуге погиб отец. Остались без крова и отца. Стремились жить, работать, учиться. Мы дети холодные, голодные, раздетые вынесли все тяжести войны и выжили,  а меня Господь сберег от пули немецкой дважды. Дай бог, чтобы это больше не повторилось,  и всегда было мирное небо над головой.

Комментариев нет:

Отправить комментарий