вторник, 9 апреля 2013 г.

О.С. Бурцева

Ольга Семёновна Бурцева, 1930 г.р.

Родилась в 1930 году в пос. Ломы Новосильского района Орловской области. Когда началась война  исполнилось 11 лет. В семье было трое детей. Отец был председателем в п. Ломы в колхозе «Первое мая». 
"Когда началась война, по приказу вышестоящего руководства все зерно, которое убиралось на полях, горючее надо было уничтожить, чтобы не досталось немцам. Но отец этого не сделал и зерно которое осталось на полях в стогах помогло людям пережить голод. Хлеб ели, а солому отдавали корове. Отца забрали на фронт  в 1941 году и больше мы его не видели, пропал без вести в 1944 году".
   В 1941 г. в поселок Ломы пришли немцы. Ходили по домам, выбирали какой почище, где можно было остановиться. Зашли и в дом Ольги Семеновны, а они принесли в дом кормовую свеклу с ботвой, раскидали, чтобы грязно было. Но один немец схватил её за шиворот и заставил все убрать, дал ведро чтобы помыли полы. Так они и поселились у них дома - 12 человек. 
"Мы спали в углу на соломе. Немцы нас не трогали. Имели они переводчика. На Рождество был случай. Немец стал на табуретку и запел «Волга, Волга матушка река…» Пел на ломаном русском, а затем угощал детей маленькими шоколадками. Но мать нам говорила:»Не берите, он вас отравит». Услышав эти слова, немецкий переводчик сказал: «Не бойся, матка, мы вас не отравим» С приходом немецкого карательного отряда жизнь изменилась в худшую сторону. Начали убивать, сгоняли в один дом людей и сжигали заживо. Не жалели ни людей, ни скотину. Немцы очень боялись партизан, поэтому уничтожали всех, кто связан с партизанами. Кидали детей и взрослых в колодцы. Так в д.Пруды они повесили нашего деда возле дома на дереве, посчитав его коммунистом. Повесили вниз головой , за ноги и висел пока лицо не залилось кровью. Тетю избили цепями по голове, пока она не потеряла сознание. После этого она тронулась умом и вскоре умерла. Карательный отряд сжёг и наш дом. Жили по несколько семей  в уцелевших погребах. Так прожили 2 года, а летом построили себе подобие землянки. Питались,  чем придется: ели траву, похлебку варили из конского щавеля. От голода пухли. Посуда вся сгорела, готовили в гильзах из под снарядов. Не учились. Закончила  всего 2 класса. После ухода немцев начали копать, сеять, убирать урожай и все вручную. Ходили пешком и босые, затем начали плести лапти. Был такой случай. Мама заболела и её положили в больницу с. Голунь. Я ходила проведать её, домой возвращалась когда уже смеркалось. Шла полем и вижу два волка: нападать не нападают и не уходят. Идут следом, то лягут и лежат за мной наблюдают. Сильно испугалась, но потихоньку двигалась дальше, так они меня и не тронули.
  По приказу Сталина ввели налог на восстановление деревень. У кого были корова, куры, овцы сдавали государству молоко, яйца, шерсть. Молоко носили ведрами пешком из п. Ломы в с. Голунь на сепараторный завод. Денег не было, писали трудодни, на которые давали хлеб, зерно по 200-300 грамм. Для колхоза, чтобы посеять поля, ходили пешком в с. Верховье и приносили семена по 20-25 кг. И так с мешком на плече шли пешком до самого дома. Во время эвакуации жили в Ельце и за Ельцом, за 150-200 км от дома. Кушать было нечего, меняли тряпки на картошку, а менять ходили в г. Орел. Об окончании войны узнали по радио. Собрались всей деревней, сколько было слез радости. Вот так и прошло мое детство".

Комментариев нет:

Отправить комментарий