вторник, 9 апреля 2013 г.

А.Ф. Лякишева

Александра Филипповна Лякишева, 1933 г.р.

Мы дети 1933   года рождения пошли в сентябре 1941 г. в  первый класс, не прошло и месяца, нас эвакуировали. Довезли  несколько семей на грузовой машине до  Голунского парка, заночевали, жгли костры , варили картошку, дети жарили жёлуди. На следующий день все  пешком вернулись в деревню. В  конце ноября  в нашу деревню  Мужиково  пришли немцы. Немецкие солдаты ехали обозом на лошадях и санях, останавливались на отдых по домам, расселялись, ковали лошадей, поили их, кормили, в колодце воды не хватало. Перед нашим домом стояла колхозная кузница, и у нас немцев было много, одни уезжали, следующие селились. Наша семья состояла из 5 человек: отец Митриченко Филипп Васильевич 1907 г. р. инвалид детства, мать Митриченко  Аграфена Николаевна 1905 г. р., я дочь 1933 г.р., сестра Таня 1936 г.р. и сестра Анна родилась 9 ноября 1941 г. Немцы хозяйничали  как у себя дома, забирали у жителей деревни всю живность. Один раз мать с маленькой Анной выгнали из дома,  потому что Аня плакала. Всего не  расскажешь, слёз было много. Особенно тяжело было при отступлении немцев. После праздника Рождества они начали отступать. Нас немец один предупредил, будем жечь дома,  уходите на речку. Весь наш  "низ" деревни ушли на речку Верещагу,  под кручу, у моста. Немцы угоняли с собой коров, скотину. Дома горели,  крыши у всех домов соломенные, построенные близко друг от  друга. Ночь была холодная, мать взяла меня и Таню, а Анна была у матери в пазухе. Она говорит, пойдемте к дому погреемся, но мы не смогли дойти, очень снега было много, вернулись к реке. Я и Таня немного поспали на пиджаке, а днем все- таки пришли в дом. В доме крыша, двери, окна сгорели. Я не помню,  переночевали мы в нашем доме или нет, а утром пришли немцы  и приказали собираться на улице колонной,  становитесь и идти с ними,  в Германию. С нами шли  Митриченко  Анна Васильевна  со свекровью, Митриченко Надежда  Архиповна  с двумя детьми дочь Мария 1936 г.р. и сын Николай 1939г.р., Митриченко Варвара Гавриловна со свекровью и дочерью Анной 1940г.р.,  шёл мой отец,  его не взяли на фронт, он инвалид детства, не рабочая правая рука , работал и писал левой рукой. Помню, прошли  мы лес «Березник», немцы что- то  стали суетится, которые нас охраняли, обгоняя нас, быстро от нас уезжали. Старшие  заговорили между собой,  наверное наши солдаты быстро наступают. Подходя к деревне Пруды, из колонны стали отделятся люди и уходить в первый дом Еськиных , и выстрелов не было, мать мне говорит, «Шура держись за мою шубу крепко, а Таню держи за руку тоже крепко», а у матери за пазухой Анна, ей всего три недели от роду «дойдем до  дома тетки Аленки (это мамина сестра) держитесь ко мне поближе если будут стрелять, то чтобы нас сразу всех убили». Я на мать обиделась за эти слова и говорю «может в нас стрелять не будут», и хорошо получилось, не в кого немцы не стреляли. Переночевали у тетки  Аленки  и днем на второй день пришли в Мужиково в свой сгоревший дом. Чемодан у нас был с бельём и турецкими большими платками их было 13 штук, очень красивые, называли их почему-то «большие кресты»,  когда были в Прудах деревня была еще не сгоревшая , надеялись не успеют немцы сжечь  отец спрятал чемодан в навоз, но и их деревню сожгли и чемодан с платками сгорел, мать тогда сильно плакала, дом горел слез не было, а по платкам плакала. 
    В доме сгорели крыша,  двери, окна, все подсобные постройки, потолок в доме не отвалился и соседи сидели у нас. Перепеленали  Анну  во что было, хорошо мать кормила  её грудью, молоко было - это её и спасло от голода, а вот волосы на голове местами выпали и больше не выросли до сих пор голые «пяточки».
В нашем доме зимовали 4 семьи  мы и соседи Митриченко Анна Васильевна ,свекровь Митриченко Надежда Яковлевна, дочь Мария 1936г.р. ,и сын Николай 1939г.р.,Митриченко Варвара Гавриловна с свекровью Марьей и дочерью Анной 1940г.р., мамина мать Терехова Ефросинья Яковлевна с снохой Марией Ивановной и внуком  Леней 1934г.р. Перезимовали в тесноте. Бабушкин дом не сгорел он был кирпичный и крыт железом, его разобрали наши солдаты  для печей в блиндажах и  для других нужд.
Был разговор среди женщин якобы немцы быстро отступали и коров с собой не угнали оставили в какой то деревне. Несколько женщин ходили искать,  вернувшись рассказали что  коров нигде нет и немцы укрепились в селе Вяжи.
            Наступила весна 1942 года,  есть было нечего, мы очень голодали. В Мужиково наши солдаты, готовили оборону на случай наступления немецких солдат, копали окопы, делали блиндажи в три наката вдоль речки Верещаги и реки Зуша. Нашим солдатам помогали копать окопы мирное население. 
Все голодали. Ничего не сеяли и не сажали. Собирали ранней весной на картофельном поле мороженую картошку, в ней остался крахмал, ждали лугового щавеля, крапиву, лебеду, серёжки березы. П иодлатали  немного свои дома ушли  Митриченко Анна Васильевна с семьёй и Варвара Гавриловна с семьёй. Осталась у нас  бабушка Терехова Ефросинья Яковлевна с семьёй, жили до 1947года. Немцы давали о себе знать, бомбили, бомбы падали больше в реки Зушу и Верещагу. После войны много было воронок по буграм и берегам.
        Летом второй раз эвакуировали, ехали на лошадях, с нами семья Никитова Николая Михайловича его жена Анна, дочери Клава 1933г.р., Шура 1938г.р., двойня Полина и Наташа 1940 г.р. и сын Лёня 1936г.р. Николай Михайлович первый ехал, мы  за ним. В день проезжали по 20 км. В какой нибудь деревне ночевали на своих подводах, когда отдыхали, детвора собирала ягоды. Не помню, в каком селе отдыхали, рядом был лес делали шалаши, дети и взрослые собирали грибы и на костре варили еду,  было вкусно. И так добрались до села Судьбище и дальше не поехали, вернулись домой. В нашем доме были наши солдаты, они на улице пекли блины на тагане, нас детей угостили блинами, а потом они ушли в свои блиндажи. Зимовали опять в голоде и холоде, солдаты тоже голодали вместе с нами. Многие люди пухли от голода. В 1943 году эвакуируют в третий раз. Привезли в село Моховое Новодеревеньковского райна. Разместили в школе, переночевали  дети на партах, взрослые кто где. Утром приехали мужчины из деревни Твирдуновка и спрашивают, есть здесь кузнецы, нам повезло, наш отец молотобоец, а Николай Михайлович кузнец, и увезли нас в деревню Твирдуновка. Деревня была  сожена. Разместили нас по домам и отцы начали работать. Дали нам немного картошки и еще чего то из продуктов, весной дал колхоз немного земли - сотки три вскопали в ручную лопатами, жители деревни дали немного картошки,  каждую картошку разрезали по одному глазку и посадили. Отец изредка приносил из кузницы печеную картошку.  Очень скучали по дому, мать часто плакала, старалась в первую очередь накормить Анну,  ей уже было 2 года 6 месяцев, у неё был очень большой живот. Так мы дожили до конца августа. Большая радость была, когда наша армия освободили города Орел и Белгород,  был дан первый салют за освобождение этих городов. Наконец-то,  мы вернулись в свою деревню. Шли пешком, была у нас самодельная тачка, на ней  везли весь свой скарб и Анну часто сажали на этот воз.
  Дома все заросли бурьяном, в доме пусто: ни одной железки, кружки, ложки - ничего не было. Во время пожара сгорели две школы,  оба здания были деревянные. Наш первый класс учила Рябинина Софья Михайловна. С третьего класса учила нас Мосина Мария Алексеевна. Очень трудно было учиться,  потому что не было книг, тетрадей, ручек, карандашей, чернила делали из сажи, а если были химические карандаши,  то это было богатство. Книг на каждого ученика не хватало,  одна книга на трёх учеников, читали по очереди. Позже появились грифельные доски, и карандаши.   
     Нам  опять повезло. В 1942 году наши солдаты сбили немецкий самолет, упал  в районе Требушина леса, осколки от самолета долетели до дома Александры Акимовны, осколки  алюминиевые,  и у нашего отца была дополнительная работа по ночам, делал из этого материала кружки, ложки, расчески, ведра. Ещё сейчас есть куски алюминия в доме Лякишева Виктора  Ивановича. Весной 1944 года много умерло стариков и старушек, и в нашей семье умер дед Митриченко Василий Титович и бабушка Терехова Ефросинья Яковлевна. Весной 1944 года женщины пошли в поле капать землю лопатами, в день вскапывали по 4-5 соток. Другие женщины пешком ходили на станцию Верховье за семенами, некоторые приносили по 2 пуда. В них стреляли, они сильно простывали, простыла и заболела воспалением лёгких и умерла Терехова Мария Ивановна. Сын её Леня жил с нами, в нашей семье до 1947года.    
    9 мая окончилась война. В деревне Мужиково был митинг на улице. Народу было много, в основном женщины и дети, была и радость и слёзы. Многие мужья и сыновья не вернулись с войны. Помню выступление моей первой учительницы, Рябининой Софьи Михайловны у неё муж был жив. После войны вернулись мужчины которые выжили в этом аду. Началась колхозная жизнь, начали землю пахать на коровах, их было мало, потом прислали быков волов, очень они упертые были, но и с ними справлялись. Другога выхода не было.

Комментариев нет:

Отправить комментарий