понедельник, 9 января 2017 г.

Л.В. Порывкина

Порывкина (Нартова) Людмила Владимировна,  1931 г.р.


Моя бабушка, Людмила Владимировна, была десятилетним ребенком, когда началась война. В их семье было пятеро детей: четыре девочки и один мальчик, самой младшей не было еще и года. С первых дней войны мама моей бабушки осталась без мужа: Нартов Владимир Николаевич был арестован. Как-то он шел с работы, немного выпивши, и как раз в это время хоронили какого-то чиновника, а мой прадед, не подумав, сказал, чтобы этого человека несли к нему на бойню, там он с него кожу сдерет, тогда так резко никто не выражался о высокопоставленных лицах. Через пару дней его арестовали, просидел он около года, потом был отправлен на фронт, вернулся домой в 1945 году.
Так вот, бабушкина мама Надежда Николаевна осталась одна с пятью детьми с первых дней войны. В то время в дома к жителям подселяли раненых и обмороженных немцев. Все продукты, которые находились в доме, они забирали, и кормить детей было нечем. Доходило до того, что, когда бабушка Надя начинала доить корову, немцы уже стояли рядом и отбирали надоенное молоко. Пришлось зарезать поросенка, а мясо обменять в деревне на муку и картошку. «Все продовольствие мать прятала в печке и кормила нас только ночью, чтобы немцы не видели», - вспоминает моя бабушка.
Но терпения не хватало, маленькую Нину нужно было хорошо кормить, а молока не было. Тогда матери пришлось пойти в немецкий штаб и просить о том, чтобы «квартиранты» не забирали все продукты, после чего немцы больше двух литров молока в день не брали. Но не все немцы были жестокими, некоторые даже подкармливали голодных ребятишек, которые стояли около немецкой столовой: часто наливали суп в принесенные ребятишками тарелочки, давали сахар, а это для детей было самым большим счастьем.
Жестокостью отличались не немцы, а финны. Самой младшей из сестер было всего два года. От голода малышка постоянно плакала. Крик ребенка очень раздражал немцев, но финна он просто выводил из себя. Не вытерпев плача девочки, он однажды насыпал ей в глаза соли, которую мать долго вымывала и боялась, что малышка может потерять зрение, но, к счастью, все обошлось.
В памяти бабушки навсегда осталась ужасная картина. Когда наши войска стали освобождать Болхов, шел страшный бой. Немцы выгнали всех людей из домов и погнали строем в сторону с. Борилово. Женщины и дети в легкой одежде с узелками, собранными в попыхах, задыхаясь от дорожной пыли, двигались под дулами немецких автоматов. Вдруг раздался страшный грохот, и со всех сторон полетели горящие снаряды. Маленькой Люде показалось, что это небо разверзлось у нее над головой. Через секунду вокруг увидела окровавленные тела ни в чем неповинных людей. Забыв обо всем, оставшиеся в живых в ужасе бежали в разные стороны. Среди них была и семья моей бабушки. Тогда, воспользовавшись ситуацией, мать столкнула всех детей в высокую траву на лугу, который раньше находился на месте Петропавловского пруда. Там они пролежали до тех пор, пока не стемнело, затем пробрались к своему полуразрушенному дому. Мама с детьми опустились в подвал, закрыли над собой крышку. Внизу было очень холодно и сыро, и мама посадила детей в большую бочку, накрыла ее тряпкой и перекрестила, а сама села в углу и молилась о том, чтобы они пережили эту ужасную ночь. Утром они услышали голоса наших солдат. Так семья моей бабушки избежала плена.
Весь народ, оставшийся в живых, вздохнул с облегчением. Люди начали восстанавливать разрушенные дома: работали и день, и ночь. Пришлось вырубать прекрасные яблоневые сады и сажать на этом месте картошку. Постепенно мужчины стали возвращаться с фронта, и жизнь стала постепенно налаживаться.

Воспоминания записала внучка Глебова Ксения.    


Комментариев нет:

Отправить комментарий