четверг, 19 сентября 2013 г.

Н.П. Морозова

НинаПетровна Морозова,  1935 г.р.
 
 
Та июльская ночь 1943г. выдалась на редкость тёмной. Лил проливной летний дождь. Вспышки молнии то и дело озаряли нестройные колонны пленных людей. Уставшие, испуганные, промокшие до нитки женщины, дети и старики, подгоняемые окриками и ударами плетей конвоиров, брели по обе стороны дороги, создавая живой щит для отступающих фашистов.
...С той страшной ночи минуло почти 60 лет, но её события до сих пор стоят перед глазами Нины Петровны Морозовой, как будто это было только вчера.
Когда началась война, Нине Шестаковой (девичья фамилия) исполнилось 6 лет. И всего ужаса произошедшего она ещё не понимала. Помнит лишь, как плакала навзрыд, провожая на фронт отца. Может быть, чувствовало детское сердце, что видятся они в последний раз...
А потом война докатилась и до родного города, и Нина на себе почувствовала, что это такое. Земля гудела от взрывов бомб и снарядов, и она вместе с мамой, бабушкой и двумя младшими братьями - Юрой - двух лет и Лёней - четырёх лет - были вынуждены прятаться в подвале. Наружу выходили лишь в редкие часы затишья между бомбёжками и обстрелами, чтобы добыть что-нибудь съестное.
А однажды, на рассвете, в подвал ворвались немцы и вытащили всех полусонных людей наружу. Собрав болховчан в колонну, куда-то погнали их.
Когда с. Борилово осталось далеко позади, взрослые поняли, что родной дом они теперь увидят нескоро.
Вместе с детьми они устало брели то под палящим солнцем, то под проливным дождём, и мечтали лишь об одном: хоть немного отдохнуть. Несколько дней пути их вконец измотали. Особенно было трудно детям, босые ножки которых были стёрты в кровь.
- Было жарко, очень хотелось пить, - продолжает вспоминать Нина Петровна, - и мы на ходу зачерпывали пригоршнями мутную воду из придорожных ручьёв и канав и с наслаждением пили.
Так добрались до Брянска. А оттуда в переполненном вагоне товарного поезда пленных привезли в Эстонию. Ехали стоя, открывали вагон редко, только для того, чтобы убрать трупы и отходы. Из Эстонии нас направили в Германию. Здесь в распределительном лагере на семью Нины обрушилось первое большое горе. Грязная вода сделала своё дело — тяжело заболел маленький Юра и утром следующего дня умер. Говорят, беда не приходит одна. На следующий день стало плохо второму брату. Не считаясь с мольбами убитой горем матери, его увезли куда-то в чёрном катафалке. Больше родные его не видели. Потеряв за три дня двоих детей, мама Нины с трудом оправилась от тяжёлого потрясения. Она сразу как-то постарела, сгорбилась.
Лагерь, куда попала семья Нины, располагался в немецком городе Иена. Со всех сторон его окружали высокие горы, в сумерках казавшиеся девочке огромными чудовищами. Ночь заключённые проводили в тёмных сырых бараках, а днём работали: мама - на заводе, а бабушка с Ниной - чернорабочими на кухне. Часто им приходилось убирать бараки и лагерную территорию. Кормили плохо: в будни практически одной брюквой, а в выходные давали ещё и капусту. Нина постоянно чувствовала голод. Однажды она решила поесть плодов росшей на территории лагеря яблони. Увидев это, охранник избил девочку плёткой...
Несчастья постоянно преследовали семью Шестаковых. Мама заболела брюшным тифом. Её тут же изолировали и четыре месяца Нина с бабушкой ничего о ней не знали. За это время, заболев скарлатиной, слегла и Нина. Много пережила Нина Петровна за колючей лагерной проволокой.
В 1945 году пленных освободили американские войска. После освобождения повезли их на экскурсию на завод, там большие чаны, а в них, оказывается, варили из человеческих голов и рук мыло. Потом показывали большие печки, где сжигали людей.
В это время Нина вновь серьёзно заболела. Она настолько ослабла, что не могла даже ходить. В военном госпитале девочке поставили диагноз: затемнение лёгких и стали лечить. Лекарства и усиленное питание помогли девочке встать на ноги. Однажды в госпиталь пришли американские солдаты. Они щедро раздавали исхудавшим, измученным людям продовольствие и подарки. Один из них протянул Нине большую красивую куклу. С тех пор девочка не выпускала своё «сокровище» из рук и привезла её домой...
Родной Болхов был сильно разрушен. По пути встретили знакомую, она и сообщила страшную весть о гибели отца. Он погиб два года назад. После всего пережитого это стало последней каплей горя. Казалось, жить дальше, нет сил. Но, взглянув на хрупкую фигурку дочери, на её залитое слезами, худое личико, мама Нины поняла: жить нужно!
В полуразрушенном родном доме не было абсолютно ничего. Кое чем загородили выбитые окна дома. Соседи помогли: кто-то принёс посуду, кто-то стул или стол, кто-то молока и хлеба. По вечерам ходили по окрестным полям в надежде выкопать оставшиеся после уборки картофелины. Поддерживая друг друга, выжили. Мама устроилась на работу в детский дом-интернат, а Нина в десять лет впервые села за школьную парту. Два года лагерной жизни не прошли даром - поначалу девочка часто болела, стояла на учёте в тубдиспансере.
Прошли годы. Нина Петровна в 20 лет закончила школу, пошла работать киоскёром, затем доставщицей телеграмм, позже телефонисткой на районный узел связи, вышла замуж. Однажды поехала по путёвке в Волгоград. У неё была цель - найти могилу отца и насыпать на неё родной земли, ведь в похоронке сообщили, что он погиб в битве под Сталинградом. Долг свой перед отцом дочь выполнила. В списках похороненных в братской могиле бойцов, она нашла фамилию, имя и отчество отца, уточнила данные в архиве, это был её родной отец.
- Жили хорошо, - вспоминает Нина Петровна.- Вместе с мужем построили новый дом, вырастили двоих детей. Сейчас у нас четверо внуков. В 2008 году отметили Золотую свадьбу.
Вспоминая события тех страшных лет, Нина Петровна не может сдержать слёз: слишком много пережито, слишком тяжела боль утрат.
 
 


Комментариев нет:

Отправить комментарий