вторник, 24 сентября 2013 г.

И.Ф. Орлова

Ирина Францевна Орлова,  1933 г.р.
 

Ирина Францевна  с мамой и бабушкой

         Родилась в Западной Белоруссии,  д.Старый Погост, Витебской обл.  в 1933 году. Родители: мама,  крестьянка, проживала на хуторе ( у семьи было 2 га земли), а отец служил на железной дороге.

Для нас война началась в 1939 году. В августе Красная Армия дошла до нашей деревни и была установлена советская власть. Это был праздник, все радовались, что освободились от поляков. Поляки насильно насаждали свои обычаи, язык. В школах обучение было только на польском, наш, белорусский язык, был запрещен. Несколько дней в деревне были праздничные гуляния по вечерам, вывешены красные знамена.
1941 год. Как пришло известие о начале войны не помню. Мобилизации не было и вероятно известие о войне в деревню пришло поздно, поэтому многие мужчины оставались  в деревнях. И хотя наша деревня была  вдалеке от основных боевых направлений, немцы у нас были. Первые немцы появились на мотоциклах – это была небольшая моточасть. Постреляли в деревне всех собак. Вначале немцы не бесчинствовали, а потом делали набеги: забирали продукты, живность. Постоянно в деревне они не стояли, одна часть сменяла другую.
Мама рассказывала, что в наших лесах были партизаны и отец, продолжая работать на железной дороге, поддерживал с ними связь. Он был смелый человек и действовал в открытую – в нашей деревне знали о его связях с партизанами. Но его выдал фашистам кто-то из другой деревни. Папа сидел в тюрьме районного центра Глубокое около 5 недель, его пытали, а потом растеряли.  Маме разрешили забрать его тело. А когда она приехала за ним на лошади, то лошадь и телегу немцы отобрали, и ей пришлось нанимать чужих людей в помощь. На руках мамы осталось четверо детей: три сына и дочь – я, жили впроголодь.


Отец Ирины Францевны  - Франц Францевич
 

Фашисты часто делали налёты на партизан, кто-то им доносил. Они уничтожали деревни: жгли и людей, и дома. Около леса расстреливали.  У нас сильно ненавидели немцев.  Однажды партизаны сожгли всю деревню вместе с немцами (предварительно сказав жителям об этом). Немцы бегали толпами в нижнем белье.
Это было летом 1944 года. Мы не знали, что наши наступают. И вот утром мы, жители деревни, услышали гул боёв и поняли – идёт фронт. Жители стали прятаться в землянках. На нашей землянке фашисты (латыши), поставили миномёт, чтобы отстреливаться, так как наш дом стоял в 100 метрах от дороги, по которой шло наступление. Много было случаев, когда немцы кидали гранату в землянку и убивали жителей. Когда бои стали разгораться, первые убегали прибалты, латыши, поняв, что немцы проигрывают. Правда, они говорили: «Идут русские. Не бойтесь, русские хорошо относятся к населению»  Русские пришли к нам в деревню через неделю, это были разведчики. Они сказали: «Фронт идет, не бойтесь». По тракту за 4 километра на железной дороге немцы сутки отстреливались. Было много убитых   с обеих сторон. Раненых  солдат везли через нашу деревню. Жители выходили и чем могли помогали – поили молоком, картошку давали. Массовое движение фронта, основные бои шли дальше от нас.  Но всё равно во время боевых действий деревня в 20 домов сгорела. Только хуторные дома не сгорела, в том числе и наш. Жителей деревни приютили на хуторах, потом они быстро отстроились.
Маме было, конечно, очень трудно поднимать нас четверых. В семье я была самая старшая, а младший брат -  с 1942 года. После освобождения стали жить спокойнее. У нас была корова, появился поросёнок, куры. Но не хватало хлеба. Сеяли всё в ручную: рожь, ячмень, гречку, убирали серпом и косой. Сажали на лошадях, но лошадь у нас отобрали немцы, и соседи помогали нам сажать, обрабатывать поле, делились техникой для обмолота  и очистки урожая. Очень дружно жили. Да и в память об отце к нам относились по-доброму.
Для нас война закончилась летом 1945 года. Кто-то пришел на хутор и сказал, что война уже закончилась. Все были рады. Через некоторое время стали организовываться колхозы.
Когда началась война мне было 8 лет и я уже училась в школе. Сельская школа была за 4 километра от нас. Во время войны школа работала и мы учились. Немцы заставляли учить немецкий язык. Это был главный предмет. Очень много было языка.
Учиться мне пришлось во многих школах. После войны до 6 класса я училась в школе д. Заборье, а в 6-7 классе ходили за 8 километров, восьмой класс заканчивала в школе, которая находилась за 18 километров(жили в интернате), а вот в 9-10 классе училась в русской школе г.Вильнюса (в Вильнюсе у нас жила тетя -  мамина сестра).


Комментариев нет:

Отправить комментарий