четверг, 10 октября 2013 г.

Т.Н. Обрезумова

Тамара Николаевна Обрезумова, 1940 г.р.
 
Войну я помню очень смутно, поскольку родилась я в 1940 предвоенном году. Возникают в памяти лишь смутные виденья: много людей, все сидим, как мне позже объяснили, в блиндаже (мне к тому времени было 3 годика)  и какой-то дядичка, одетый в большой плащ-палатку, закрывает вход в этот блиндаж распахнутыми полами и успокаивает нас: «Не бойтесь». В это время слышится страшный треск и свист. Это летел самолёт, который в народе называли «трещёткой» и свистели пули. Уже под утро, когда всё успокоилось, я увидела речку, а в ней вода окрашена в красный цвет. Кроме убитых людей, на берегу лежала корова, она была вся в крови...
Позже моя память удержала такую картинку: опять много народа, мы сидим в темноте (в подвале дома моих родителей) и молодой парень поёт: «Раскинулось море широко». Он был смертельно ранен и умирая, пел, а все плакали. Вот почти всё, что осталось в моей памяти о войне.
Бабушка потом рассказывала, как трудно им было под немецким игом, особенно с маленьким ребёнком на руках. В нашем доме стояли немцы вместе со своими конями. У нас до войны был красивый кирпичный дом. В самую большую комнату немцы поместили своих лошадей, а нам отвели одну комнатку с большой русской печкой. Немцы боялись наших лютых морозов, поэтому печь топили сильно. Если я плакала (в то время я болела корью), они выгоняли нас из дома.
Но вот город освободили. Где - то ещё шла война, а люди уже брались за мирные заботы. Есть было нечего, ходили по полям и собирали мёрзлую картошку. Её отмывали от грязи и жарили из неё оладьи, после которых очень тошнило, поэтому их называли «тошнотиками». Мы, малышня, питались подножным кормом, ели всевозможные травки: щавель, сиргибус, просвирки, обдирали смолу с вишень и слив... Улица, на которой мы жили, была окраиной города, и кругом были колхозные поля. Эти поля нас тоже подкармливали. Потихоньку от сторожа, мы набирали морковки, турнепса, потом огурцов. В садах только, только завязывались яблоки, и мы ели их зелёными. Уже ближе к осени собирали на поле колоски и ели зёрнышки. Чтобы как-то прожить, мать пошла в колхоз работать, потому что на трудодни  давали зерно. Мама моя была великая труженица, она могла делать даже мужскую работу. За ударный труд её наградили тёлочкой, из тёлочки вырастили корову, жизнь совсем повеселела с молочком-то. Но вместе с тем кончилась моя беззаботная жизнь. Приходилось стеречь корову с утра до вечера. Но я была не одна такая, вся окрестная детвора превратилась в пастухов. А ватагой всегда весело, пока коровы паслись, мы занимались своими делами. Там мы осваивали разнообразные занятия: играть в карты, вязать крючком, вышивать крестиком и гладью. Было очень, очень весело. В полдень гнали коров к речке на водопой, купали коров, а с ними и сами вволю купались. Шум, визг, смех. Потом гнали коров по домам на дойку. Пока бабушка доила нашу коровушку, меня ждало задание - прополоть и окучить 5-6 борозд картошки, морковки.
Пришло время идти в школу. Сшила мне мама сумку для книг и тетрадей и отдельно для чернильницы. И как только я не старалась нести чернильницу аккуратно, всё равно она проливалась. Потом у меня была чернильница - непроливайка и ручка со стальным перышком.
В школе, помнится, нам давали завтраки: на чистую тряпочку, которую расстилали на парте, клали кусочек хлеба и 2 ложки сахара-песка. Так было вкусно! Детство - это золотая пора, какое бы ни было трудное время. Взрослым, конечно, было очень тяжело, а нам всё «с гуся вода». Но запомнилось, с какой любовью, теплом и заботой относились к нам - детворе и родители, и соседи, и любимые учителя. Старались что-то вкусненькое нам дать. У многих в семьях было 2, 3 и больше детей. Мне было проще, я в семье была одна, меня все любили, особенно бабушка. Матери некогда было меня баловать, но всё равно я ощущала её любовь и заботу. Я им очень благодарна за всё и постаралась отплатить им тем же. Мама последние её годы жизни была со мной. Я её любила и жалела до конца её дней.
Хочется рассказать ещё, как мы отмечали праздники. Не было тогда ни телевизоров, ни компьютеров, ни даже радио. Поэтому все развлечения мы находили на улице.
Зимой - катание на санках, лыжах, позже - коньках. Вы наверное представляете, как это занимательно, особенно, когда на горке человек 20 детворы. Зимние праздники - это святки, в это время у детей каникулы. Взрослые нарядят нас скоморохами, медведями, зайцами, и мы с песнями-калядками ходили по домам, веселили соседей.
Весной - праздник Пасхи. Собирались взрослые со всей улицы и устраивали огромные качели. Всё свободное время мы проводили у этих качелей. Тут же собирался по вечерам «пятачок». Играла гармонь, все люди спешили управиться со своими делами и приходили на «пятачок». Пели под гармошку песни, частушки, танцевали, а мы, детвора, тоже не отставали от них.
Летом - троица. Это очень красивый праздник. Мы рвали свежую молодую травку, устилали ею все полы в доме. Ломали ветки берёз и украшали ими дома и внутри, и с улицы. О берёзках хочется рассказать отдельно. Мы ломали берёзовые домики в питомнике. Это мой любимый уголок, где прошло моё детство, потом юность. Питомник, от слова питомец, т.е. его вырастили люди из семечек. Было такое хозяйство, где из семян выращивали маленькие берёзки, дубки, ёлочки. За ними ухаживали люди: пропалывали, поливали, рыхлили, а потом высаживали по городу и по району. И вот этот питомник состоял в основном из выросших берёзок. Я их помню ещё совсем молоденькими. Берёзки подрастали вместе с нами, а теперь они стали огромными деревьями. Есть в питомнике и поляны сплошь поросшие травой и цветами. Там и колокольчики, примулки, а в основном, красавицы ромашки. Раньше они были очень крупные, сейчас не встретишь таких. Из них мы составляли красивые букеты и ещё соревновались, у кого красивее. В полях цвели васильки, душистая кашка. Даже простая колючка — такая красивая. В этом питомнике, на ромашковой поляне у меня было первое свидание с юностью.
Помню: в небе полная красавица луна, поляна ромашек, на которых жемчуга крупной росы. Мой первый мальчик, нёс меня на руках, чтобы я не замочила белые тапочки и носочки. Где ты моя первая чистая любовь? Уже позже, будучи замужем, с двумя моими дочками мы часто гуляли по берёзовым аллеям питомника. Там родились мои первые стихи.
Ещё много - много можно рассказывать о своём детстве и юности. Как мы на лыжах обходили все окрестности. Позже мне купили велосипед и мы устраивали настоящие велопробеги. Какое это было удовольствие: ветер обдувает разгорячённые щёки, солнышко весело смеётся.
 
 


Комментариев нет:

Отправить комментарий