среда, 9 октября 2013 г.

А.С. Стефанова и З.С. Комогорова

Александра Сергеевна Стефанова и Зинаида Сергеевна Комогорова (сёстры)
 
"Мы жили в деревне Блошня. Наши войска были уже совсем близко, то и дело слышалась канонада. Помню, нас выгнали из домов и собрали большую толпу людей,- рассказывает Александра Сергеевна. Строем погнали людей под жаркими лучами солнца. Взрослые шли пешком, дети сидели в повозках или на руках у матерей. Конные солдаты строго следили, чтобы никто не выходил из строя. Вместе с нами шла наша кормилица-корова, а рядом с ней топали два старших брата Николай и Сергей.
Расположившись на привал, каждая семья доставала из котомок скромные припасы. Рядом были брошенные поля, где уже подошла молодая картошка. Брат Сергей вместе с другими ребятами отправился набрать спелых клубней, как вдруг начался налёт. Мать, заталкивая девчонок под телегу, причитала: «Пропал Серёжка, пропал». Бомбы падали совсем рядом. Сквозь дым и пыль невозможно было ничего увидеть. Казалось, что картофельное поле всё изрыто снарядами. К плачу женщин присоединились и детские голоса, которые с каждым разрывом становились громче.
Внезапно всё стихло. Некоторое время люди боялись пошевелиться. И тут словно из-под земли, вырос Серёжка -  весь в грязи, но с полной пазухой картошки. Мать молча прильнула к нему и зарыдала.
Дорога казалась бескрайней. На узком мосту застряли, не разъехавшись, две телеги. Фашисты внезапно забеспокоились, стали громко кричать и даже помогли убрать затор. Вдали опять послышался гул самолётов. В панике люди стали двигаться быстрее, стремясь проскочить переправу, чтобы спрятаться в ближайшем овраге. Свист летящих бомб, разрывы, крики раненых, плач - всё смешалось, и солнечный день накрыли ужас и страх. Только последняя повозка съехала с моста, как он рухнул от точного попадания снаряда. Тут мать заметила, что у коровы осколком пересекло уздечку, но животное не пострадало.
Так мы добрались до Латвии, где нас поселили в лагерном бараке. Корову отобрали, мать стали гонять на работу. От брюквы сводило животы, одолевали клопы и вши, мы замерзали, голодали, но оставались живыми..."
Продолжает разговор Зинаида Сергеевна: "Путь домой в ноябре 1945 года был не намного короче. Товарняк, в котором возвращались бывшие узники, часто простаивал на станциях. Когда, наконец, добрались до родной деревни, вместо дома нашли развалины: в него попала бомба, полностью разрушив одну часть. На зиму нас приютили родственники, а уже в марте мама с детьми начала восстанавливать жилище. Накрыли крышу соломой, утеплили ею стены и перешли в свой дом.
 Да, пожили, многое видели. Выметешь, бывало, земляной пол, посыплешь песочком - чисто. Зимой дров не хватало, собирали бурьян. Придёшь из школы, а стены блестят от инея. Затопишь печь, он растает, а к утру опять нарастёт. Лапти, дырявые валенки, фуфайки - вот и вся одежка. Поесть вволю и то не могли. Брат натрёт кормовой свёклы, обваляет её в муке и жарит блины на железном листе. Они горелые, но мы едим и радуемся. А уж, какие вкусные были оладьи из картошки — не передать. Бедно жили, работала одна мать: отец погиб на Курской дуге, поэтому мы недоучились в школе, отправились на работу..."
Много пережили сестры, много трудились, у каждой в жизни были и радость и горе, но судьба не дала им потеряться: сестры живут рядом на улице Ямской, брат Сергей Сергеевич - в селе Однолуки и только Николай Сергеевич уехал на Урал. Они навсегда сохранили любовь друг к другу, всегда находили слова поддержки и понимания для своих родных и сейчас поддерживают самые тесные отношения.
 


Комментариев нет:

Отправить комментарий