четверг, 10 октября 2013 г.

В.Ф. Нестерук

Владимир Фёдорович Нестерук, 1926 г.р.
 
Работать на нашу победу я начал с первых дней войны в 15 лет. Меня, вместе с другими ребятами из ремесленного училища направили на завод № 9 (ныне «Текмаш») делать мины. Вскоре завод разбомбили немецкие лётчики. Учащихся перевели на завод имени Медведева, где было организовано производство снарядов.
 Лишь когда фашисты начали входить в Орёл, я отправился в Болхов, где жила моя семья. Мои старшие брат и сестра к тому времени были уже на фронте. А сразу после освобождения, по Болхову было объявлено о призыве в Красную Армию.
Много нас собралось. Только с нашей улицы было около 30 человек, в том числе и мой лучший друг Валентин Дражников. Всех нас зачислили в 336-ю стрелковую дивизию, которая освобождала Болхов и пополнялась после жестоких боёв. Три дня нам отвели на подготовку и ускоренное обучение. Потом выдали автоматы, диски к ним, другие солдатские принадлежности. И начался наш трудный путь к фронту, который ушёл уже далеко на запад.
По 50-60 км в день приходилось проходить. Лето 43-го было жарким. В каждой деревне женщины приносили нам вёдра с водой, но пить много было нельзя. Иначе трудно было выдерживать темп движения с пудовым грузом – столько весило всё солдатское снаряжение.
Каждый фронтовик помнит свой первый бой. Никогда не забуду его и я. Наши батальоны залегли в оврагах в восьмистах метрах от черниговской деревни Вихвостово, которую надо было взять. Между нами и немцами было ровное поле со снопами ржи. Как только мы поднялись в атаку, над полем появилось около тридцати вражеских самолётов. Бомбёжка была убийственной. Укрыться от тысячи осколков мин мы не могли, снопы, как защита, были никчемны.  Около 500 моих земляков остались лежать на этом поле. В том числе и мой друг Валентин. А деревню мы всё же отбили у немцев. В неё я ворвался одним из первых. И был награждён медалью «За отвагу».
После того боя меня взяли в разведку, это значило, что надо было быть на переднем крае, определять где стоят танки, огневые точки фашистов, показывать в каком месте лучше форсировать реки. Не раз приходилось с товарищами брать «языка».
Важной вехой на боевом пути 336-й дивизии стало освобождение Киева. В честь победителей в столице Украины была сооружена стела, на которой есть и моё имя – имя Владимира  Нестерука. Очень тяжёлые бои пришлось вести на подходах к Житомиру. Дивизия несколько раз приходилось отступать и атаковать. В том бою я был ранен осколком немецкой мины. Накануне получил письмо от брата. Когда его читал, не знал, что  Дмитрий, командовавший бронетанковой ротой, уже погиб. Только в госпитале из письма матери я узнал о тяжёлой для нашей семьи утрате.
Лечиться после ранения пришлось долго. И снова на фронт я прибыл только в мае 1944 года. Правда, чуть не погиб по дороге. Под Новозыбковом состав попал под сильную бомбёжку. Вагон, в котором я ехал, разнесло в клочья. Меня взрывной волной отбросило метров на 25-ть. Но упал я не на твёрдую землю, а в болото, и даже царапины не получил.
Под Бобруйском я оказался в танковом десанте. С тяжёлыми боями был взят Брест. Чтобы двинуться на Варшаву, надо было форсировать Западный Буг. Комбат сказал разведчикам: «Кто найдёт место для переправы, того представлю к званию Героя Советского Союза». Выполнить задание вызвался я. Плавал и нырял я хорошо, но теперь брод приходилось искать под плотным вражеским огнём. Трижды переплывал я быструю реку. И всё же нашёл переправу, перевёл батальон на западный берег Буга.
Комбат своё обещание сдержал, подал представление о присвоении мне звания Героя Советского Союза. Но наверху рассудили иначе. И отметили меня орденом Отечественной войны I степени.
 Потом последовали тяжёлые бои в Польше и Германии. Из Берлина гвардейскую 48-ю дивизию направили на Прагу. Но до неё мы не дошли.  В ночь с 8 на 9 мая под Дрездоном мы услышали звуки боя.  Часть поднялась по тревоге. Но оказалось, что соседние части уже узнали о победе и на радостях устроили салют. Мы присоединились к ним, выпустили в воздух по автоматной обойме.
Поступать в военное училище я ехал в гимнастёрке, на которой были два ордена Красной звезды, столько же орденов Великой Отечественной войны, две медали «За отвагу». А к новому месту службы – на остров Сахалин я ехал уже с красавицей женой – Евгенией, с которой прожили почти 50-т лет. Незадолго до золотой свадьбы Евгения тяжело заболела и умерла. Но  одиноким я не остался. Дочь, три внука и правнук скрашивают мою жизнь. И ещё есть у меня увлечения, которым отдаю всё своё свободное время – пишу картины и стихи.
Солдаты, вспомните те дни,
Дымы костров, усталые походы,
Над хатами пылавшие огни,
Бушующее море непогоды.
И как мы жизни отдавали
За счастье Родины своей.
Мы это счастье отстояли
Для наших братьев, матерей.
Под нами пали города.
Фашистов - зверских палачей
Мы тьму прогнали навсегда.
В суровых битвах долгих дней.
Без страха рвалися мы в бой
На пса-фашиста-людоеда.
Мы знамя Родины несли с собой,
С любовью к Родине пришла Победа!


Комментариев нет:

Отправить комментарий