четверг, 10 октября 2013 г.

Р.Н. Черкасова

Раиса Николаевна Черкасова, 1934 г.р.
 
До Великой Отечественной войны наша семья, состоящая из 5 человек: трое детей - девочки, мама и папа жили в Подмосковье. Когда началась война, наша семья переехала в Болховский район к бабушкам, маминой и папиной мамам, в деревню Липовку. Отца, Макарова Николая Дмитриевича, на войну сразу не взяли, он по зрению не прошёл. Но всё равно его забрали в 1943 году. Он погиб на форсировании Днепра.
Немцы пришли осенью, заселились в нашу избушку. Они спали на полу, мы на печке, за печкой жили овцы. Овец и корову вскоре у нас отобрали. Тёплые вещи тоже. Бабушка прятала долго свои валенки, но всё равно их немцы нашли и забрали. А когда забирали корову, мама не отдавала, так её за непослушание повёл немецкий солдат расстреливать, но его случайно убил осколок от разрывающейся бомбы, и мама чудом осталась жива.
В нашей деревне стоял карательный отряд и был медпункт. Этот отряд ежедневно выезжал по заданию немецкого командования для того, чтобы собрать продовольствие у советского населения для немецкой армии и проводили обыски, искали партизан. Угоняли свиней, коров, телят, овец, лошадей, забирали домашнюю птицу. Полностью опустошали деревни и сёла. А кто оказывал сопротивление, просто наставляли автоматы и расстреливали.
Во время освобождения района от фашистов, начался страшный бой, бомбёжка была нечеловеческая. Мы спрятались за деревней во рву. Лишь поэтому не были угнаны в Германию, в плен.
После войны на полях много было костей, голов, оружия, страшно было пахать эту землю.
В школу я пошла, когда мне исполнилось 10 лет. Школа была двухэтажная, деревянная, на улице Зарецкой, её так и называли Зарецкая школа. В одном классе сидели 7-и летние, 8-и летние, 9-и и 10-и летние дети. Нечего было ни одеть, ни обуть, в школу ходила в лаптях. Учебник по арифметике был один на 3 деревни. На каникулы задавали по 15-20 задач. Приходилось бегать из деревни в деревню за учебником. По чтению было учебников больше.
Писать было не на чем. Писали на немецких брошюрах прямо по немецким буквам (буквы были мелкие и бледные). Чернил не было, вместо них растворяли в воде сажу и тёрли красную свёклу.
 Когда появился химический  карандаш не помню, по-моему когда я училась в старших классах. Мне мама купила его и у меня его в первый же день украли.
После войны мама вышла замуж за Потанина Матвея Петровича. У нас появился другой отец. Он во время войны попал в немецкий концлагерь Майданек - это лагерь смерти Третьего рейха на окраине польского города Люблин. Концлагерь был ликвидирован Красной армией 22 июля 1944 года.
Там его допрашивали ежедневно, били плёткой. Он был парикмахером, брил немцев, может быть, поэтому и выжил. Каждый раз ему немцы за работу давали буханку хлеба, которую он нёс в барак, где его ждали другие заключённые, они делили хлеб ниткой на всех. Получалось, что каждому доставался совсем маленький кусочек.
Закончила я 7 классов, поступила в ремесленное училище в Орле, в котором проучилась 2 года. А летом приходилось работать на дороге: рубили камень, очищали кюветы от мусора. Окончила училище по специальности - токарь по металлу. Нас распределили по заводам г. Орла: им. Медведева и Текмаш. Работали и жили в общежитии.
Потом вернулась в деревню, встретила своего будущего мужа. Родила и вырастила 2-х детей. В деревне работала в колхозе скотницей, нормировщицей, почтальоном. Колхоз назывался имени Ленина. Сейчас я на заслуженном отдыхе, ветеран труда.
 


Комментариев нет:

Отправить комментарий