среда, 9 октября 2013 г.

Т.М. Додонова

Тамара Митрофановна Додонова, 1921 г.р.
 
На руках у неё был годовалый сын, вместе с нею - мама, отец и сестра. Муж Тамары Митрофановны был призвал на войну в 1941 году. Гнали, как и всех через Борилово к Прибалтике, через города: Данск, Новостатинск. Когда к Прибалтике подходили наши войска, они были угнаны в Германию, в Бервальд, в концлагерь. Однажды в лагерь приехал бауэр Вуте из деревни Хетвих-Фельде и забрал в рабство их семью.
" Нас кормили хорошо. В первй день принесли большую кастрюлю с гусиными патрошками, мы наелись от души. А в лагере на каждого давали хлеба размером с спичечный коробок, свою долю я делила с сыном.
Вместе с нами у Вуте работала бедная немецкая семья, у них была девочка Хильда. Так же  у них работала ещё одна русская семья, девушка Маша готовила еду и убирала дом. Сама она была из-под Тулы. Помню один случай. У хозяина был единственный сын, он воевал. После госпиталя он приехал в отпуск. Как сына звали не помню. Однажды Маша уронила тряпку в бульон нечаянно, хозяйка ударила её, сын заступился и попросил маму больше её не трогать никогда. Он рассказал, как однажды в России отморозил ноги и его спасла русская женщина, растирая ноги гусиным жиром. После этого к нам относились до самого конца очень бережно.Нас поместили в отдельный домик. Мама была кондитером, она пекла для немцев торт - бисквит. Они его очень любили.
3 марта 1945 года нас освободили. Русский офицер Чертиков дал нам лошадей, и мы поехали домой. Путь был долгий. Приехали мы в польский город Тороль. Нас поселили в бараки, предоставили условия, чтобы помыться, одеться. 2 месяца мы жили в бараках, ждали, когда наша страна даст «добро» на возвращение домой. В эти бараки привезли русских пленных солдат, среди них был  хорошо знакомый нашей семье - Пётр Никитич Карпов. Он рассказал нам, что от голода его спас немецкий мальчик, приносил ему хлеба. Пётр Никитич не мог ходить, очень был слаб. Когда нам разрешили вернуться на родину, мы взяли его на свою подводу, иначе бы он не добрался до дома. В родном городе его дом был разбит до руин, но семья осталась в живых. Мы отыскали его семью, выяснилось, что погиб его 15-летний сын , подорвался на мине. За то, что он был в плену Петра Никитовича исключили из партии, восстановили только после смерти Сталина.
Когда мы добрались до Болхова моему сыну Валере было 3 годика, он говорил на чистом немецком языке, по-русски говорил хуже. Очень долго путал языки, до тех пор пока пошёл в школу".
В конце нашего разговора я спросила, как Вы относитесь к немцам после того, что вам пришлось пережить?
Тамара Митрофановна сказала:
«Все люди делятся на хороших и плохих. Зла на них я не держу!».
 
 


Комментариев нет:

Отправить комментарий