пятница, 11 октября 2013 г.

М.М. Люлюшкина

Мария Михайловна Люлюшкина
 
Родилась и до сих пор живу в д. Малая Драгунская.
Когда объявили войну, я как раз окончала медицинское училище - сдавали последние экзамены. Нас всех выпускников, распределили кого куда. Меня направили в Кромской район, в Кутафинский медпункт фельдшером. Проработала там 3 месяца, пока не пришли в Кромы немцы. Это было ночью. Войска наши отступали. Наши бойцы прятались в посевах конопли. Один раненый солдат подполз к речке и ждал, кто его спасёт. Ребятишки пришли купаться увидели и перенесли его ближе к домам. А мой двоюродный брат взял лошадь и привез его ко мне на медпункт. Я шла домой и встретила их на  лугу.
Мне его очень было жаль, и я решила забрать его домой. Дома я сняла с него все солдатское, переодела в отцовскую одежду, перевязала раны, уложила в постель. А на двери написала: «Тиф». Немцы боялись этой заразы. Солдат оказался родом из Белгородской области, село Плющино, звали Галуцкий Сергей Иванович, 1912 года рождения. Прожил он у нас около двух месяцев. У него было пулевое ранение бедра. А когда стал ходить, его мой отец проводил до с. Бельдяжки, рассказал, как идти деревнями, полями. И он дошёл до дома. А когда освободили Белгород, он снова ушел на фронт. Вернулся с войны без руки. А мне в 1945 году он прислал письмо и благодарил за спасение. Письмо то получила подруга, а меня и сестер угнали в Германию.
При немцах я работала в Кромской больнице медсестрой. Когда фронт был уже близко, к нам привезли раненых пленных — 500 человек. Содержали их в Кромском интернате, мы им перевязывали раны. Я и сейчас не могу вспоминать без слез, как с ними жестоко обращались. Лежали на соломе. Июль, жара, мухи, — раны гноились, в них — черви. Бинты бумажные. Кормили пленных супом из не очищенных картошек. Тяжелораненых расстреливали в саду. Так мы перевязывали раненных неделю, а  потом к ним не допустили. Куда их дели, я не знаю. А 1 августа нас выгнали из домов власовцы и погнали. Куда, неизвестно. Около Гомеля нас всех остановили. Ночевали в деревне Воины. У всех на глазах были повешаны местные жителм - жена, муж и их деверь 16 лет за то, что они были в лесу у партизан. У этой женщины было 6 маленьких детей  - остались они со старой бабушкой.  Как же  тяжело, как же больно было на это смотреть и пережить этот ужас.
В Гомеле нас погрузили, как скот, в товарные вагоны и повезли до границы с Германией. Привезли в лагерь, раздели всех до гола. Погнали в баню — всех и мужчин, и женщин, и детей вместе. А вещи отдали в прожарку. И так мы стояли голые 3-4 часа. Потом нас повезли в Западную Германию. Меня определили в деревню Нинхаген: жила я у хозяина в коровнике в комнатке, где он вешал сбрую. Она никогда не топилась. Освободили нас американцы в 45 году. Скоро приехало наше представительство, и всех советских увезли в Берлин.
Домой я вернулась в 1946 году. Я проработала 32 года в Кромской больнице акушеркой. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий